THE BLACK PEARL

"Черная Жемчужина"

Объявление

Дорогие члены экипажа форума «Черная жемчужина»!
Убедительно просим вас обратить внимание на следующие темы: Мы живы! и Предложения и пожелания в новом плаваньи.


Прежде, чем подняться на борт моего корабля, подумайте: готовы ли вы чтить Кодекс? Готовы ли вы быть братом (сестрой) и другом каждому члену команды? Готовы ли вы встать плечом к плечу рядом со своим капитаном перед лицом опасности? И нужен ли вам этот горизонт? Если да - добро пожаловать на борт! (капитан Джек Воробей)

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » "Черная Жемчужина" » Проза » "Сокровища острова затерянных Душ"


"Сокровища острова затерянных Душ"

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Название: Сокровища острова Затерянных Душ
Автор: Кариэлла де Родригес.
Бета: Briza.
Жанр: романтика, приключения, кроссовер.
Размер: миди.
Рейтинг: PG-15
Пейринг: Кариэлла/Шеваль, Кариэлла/Джонатан Санрайз, Джек/Морган, Морган/Уильям Шоу.
Статус: не закончен
Дисклеймер: на персонажей "ПКМ" и "Острова Головорезов" не претендую. имеются свои персонажи.
Саммари: одна карта, три капитана, одно сокровище... Опасность, любовь, измена, интриги, потерянная магия... Что ждет Морган, Джека и Кариэллу в поисках затерянных сокровищ острова Затерянных Душ?..
Тема для комментариев:
http://theblackpearl.3bb.ru/viewtopic.php?id=928

Глава 1.

В таверну «У Морского дьявола» вошло трое людей: двое мужчин и женщина, которую эти мужчины держали под руки. Вид у неё был не ахти: она выглядела слабой. Пара завсегдатаев, одним из которых был юный капитан бригантины «Сесилия» Дэниэл Райдер, с любопытством смотрела на эту троицу.
Один из вошедших был никто иной, как капитан Джек Воробей собственной персоной. Другим мужчиной был Джонатан Санрайз, капитан брига «Солнечная Ямайка». Ну а женщиной, которую держали под руки Джек и Джонатан, была сводной сестрой первого и возлюбленной второго, капитаном шхуны «Мариэль» Кариэллой де Родригес. Испанка что-то неслышно сказала мужчинам, и те согласно закивали головой. Джек, оставив сестру на попечение её возлюбленного, подошёл к держателю таверны и договорился с ним о двухместном номере для Джонатана и Кариэллы. Заплатив держателю таверны сразу за несколько дней и ночей, пират кивнул парочке, и та спокойным шагом двинулась наверх. Проводив пару до того момента, пока они не скроются за дверью, капитан «Чёрной Жемчужины» спустился обратно в зал и, сев за стол, заказал кружечку рома. К капитану подсел капитан «Сесилии».
- Ну и что случилось у вас, капитан Воробей? – любопытно спросил Дэниэл. После того, как капитан одержал победу над Дейви Джонсом и лордом Катлером Беккетом, он стал легендой Вест-Индских вод и пиратского мира вообще. Ведь Джек являлся и пиратским бароном Вест-Индских вод.
- С чего вы взяли, что у меня что-то случилось? – удивленно поднял брови и посмотрел на собеседника Джек. – У меня-то всё как раз отлично…
- Да-а-а-а? А что же за существо женского пола шло вместе с вами и с ещё одним джентельменом? Ведь видок то у неё был, мягко говоря, не ахти…
- Эх, приятель, если б ты знал, что произошло с ней… То ты бы так о ней не отзывался, - ответил Джек, с каким-то упреком в глазах смотря на собеседника.
- И кто же она такая, чтоб её не трогали? – усмехнулся Дэниэл.
- Вообще-то, эта женщина является мне сводной сестрой. И я бы попросил не оскорблять её в моём присутствии, - пират сердито сверкнул очами на Дэниэла. Тот сразу сник.
- Но что произошло с вашей сестрой? – после нескольких минут молчания спросил капитан «Сесилии».
- Ох, приятель… Оглядываясь на то, что произошло не только с ней но и со мной и с тем человеком, что увел её в комнату… - Воробей печально смотрел в пространство. - Врагу не пожелаешь такого испытания судьбою. Ведь я сам допустил несколько ошибок, которые чуть не привели к её смерти… И была одна ошибка, которую теперь я вспоминаю, как кошмарный сон… - пират вспомнил события, произошедшие с ними и с ещё одним капитаном на острове Затерянных Душ. – Это ужас… Но я расскажу тебе мой юный друг то, что произошло с три с половиной месяца назад… То, что теперь никогда не забудется ни мне, ни Кариэлле, ни Джонатану, ни Морган…
- А… капитан… кто такая Морган? – с любопытством спросил Дэниэл.
- Я всё расскажу… как вас, юноша?
- Дэниэл Райдер, капитан бригантины «Сесилия», - представился Дэниэл.
- … мистер Райдер, всему своё время. Я всё расскажу по порядку, - ответил капитан Воробей, жестом прося подлить себе и Дэниэлу ещё рома. – Ну, слушайте… - и капитан «Сесилии» обратился в слух.
***
Это произошло сразу же после того, как я вновь стал полноценным капитаном «Чёрной Жемчужины». Признаться, я сильно скучал по своей старушке и, когда она вновь оказалась покачивающейся на волнах Вест-Индских вод, моё сердце забилось в каком-то непонятном ритме. Но я всё же успокоил бушующие эмоции и, добравшись на шлюпке до моей красотки, взошел на борт своего корабля, и мы с моей старой командой направились на Тортугу, чтобы пополнить запасы рома, еды,а так же пресной воды.
Сойдя на пристань, я направился в таверну. Я надеялся нормально посидеть в компании двух-трёх бутылочек рома, но…
Когда я выпил бутылочку рома, я услышал знакомый мне голос. Сперва мне показалось, что у меня слуховые галлюцинации, или же я просто перепил. Но, повернув голову в ту сторону, откуда я услышал голос, я понял, что галлюцинаций и перепития просто не может быть, так как за соседним столом сидела моя же сводная сестра, которую я не видел больше пятнадцати лет. Решив для себя подойти к ней, когда её стрпом уйдёт, я остался сидеть и ждать. По интонации голоса я понял, что у моей сестры случилось несчастье. И вот, когда старпом соизволил удалиться, я подсел к ней и спросил:
- Мисс, я слышал, у вас возникли проблемы?
- Вам–то это зачем знать? – ответила она вопросом на вопрос. – Вы мне никто… - когда она взглянула на меня, я заметил слезу, катящуюся по её щеке.
- Возможно, - кивнул в ответ я. – Но я мог бы помочь вам… У вас же затонул корабль, как я понял из вашей беседы со старпомом? – я хитро посмотрел на неё.
- Откуда вы знаете, что тот человек, с которым я только что разговаривала, - старпом? – удивленно посмотрела она на меня.
- Это элементарно: старпом и капитан обычно решают проблемы с кораблём отдельно от остальной команды… Да и потом: уж поверьте человеку, пятнадцать лет являющимся капитаном одного и того же корабля, что старпом и капитан обычно находятся в хороших отношениях… - улыбнулся я ничего не подозревающей сестре.
- Оу, ясно… Да, то, что мой шлюп затонул неделю назад, это правда… Выжили только я да мистер Прайд… Сейчас занимаемся поиском подходящего корабля, но пока что безрезультатно… - она опустила взгляд в стол.
- Просто вы не там ищете. Я знаю одного человека, у которого имеется хороший корабль. Он то уже стал стар для пиратствования и хочет продать свою старушку кому-нибудь… - улыбнулся я ей.
- Спасибо вам, мистер, что пытаетесь помочь мне… Но я уж как-нибудь сама справлюсь с этой проблемой.
Я покачал головой. Упрямство у Бофоров в крови, и с этим ничего не поделаешь… Но оставлять сестру, чтобы та потратила на поиски корабля огромное количество времени. Поэтому я решил, что надо честно представиться этой мисс…
- Прошу прощения, не представился: капитан Джек Воробей, капитан корабля «Чёрная Жемчужина»… - представился я, хитро улыбаясь сестре.
- Вы что-то не договариваете, мистер Воробей…
- Это верно. Вообще, я ваш сводный брат, мисс де Родригес… Просто вы плохо меня помните. Когда я ушёл из дома, мне было-то лет пятнадцать, а тебе было всего лишь лет десять … Честно говоря, я и не надеялся, что встречу тебя вот так вот, в таверне…
Я увидел в её глазах сначала сомнение, потом страх, волнение и искреннюю радость. Впрочем, я понимал её искренние чувства: родителей я толком-то и не знал. Лишь на очередном Совете Братства я встретил своего отца, достопочтенного Хранителя Кодекса Эдварда Тига. Честно говоря, я не горел желанием вновь встретиться с ним: у него была своя жизнь, у меня – своя.
- Ясно, Джек… А насчёт того, что ты знаешь нужного человека, ты не врешь? – спросила у меня сестра.
- Кэрри, да за кого ты меня принимаешь? Да чтоб я, да врал своей сестре… Ты меня плохо знаешь… - обиженно ответил я. Я действительно знал человека, который продавал свою шхуну за бесценок.
- Ну извини. Я просто перенервничала – для меня потеря корабля очень тяжела…
- Ничего, Кэрри, я понимаю… Потеря корабля для его капитана очень тяжела, как ни крути… - я понимающе смотрел на сестру. Я помнил, как «Чёрная Жемчужина», будучи ещё «Распутницей», пошла на дно. Для меня, тогда ещё примерного капитана Джеймса Фредерика Лайонелла Александра Бофора, это было неприятно. Я помнил, как обвисли её белоснежные паруса, как накренились её мачты и как она ушла на дно… Но я знал, что она ушла на дно незапятнанной и неопозоренной…
- Джек, ты вообще здесь? – выудил из воспоминаний голос моей сестры.
- А? Что? Извини, Кэрри, я просто вспомнил кое-что… Кое-что, что никогда не сотрется из моей памяти… - ответил я, рассеянно смотря на сестру.
- Понимаю… Иногда в память что-нибудь врежется – и черт ты это забудешь… - понимающе кивнула она.
- Тогда давай я познакомлю тебя с этим человеком завтра, - ответил я, глядя на улицу. Начало темнеть, и Тортуга потихоньку начала оживать. – Ты иди и отдохни – всё-таки, у нас завтра с тобой трудный день… А у меня ещё осталась парочка недоделанных дел…
- Хорошо, Джек… Действительно, последняя неделя для меня была слишком трудной… - согласно кивнула Кэрри. Она поднялась из-за стола и пошла наверх. Проводив её взглядом, я поднялся и вышел из таверны – всё-таки, нужно было договориться о поставке продовольствия на борт моей красавицы «Чёрной Жемчужины».

Отредактировано Ксения Ласточка (2011-10-03 19:36:00)

0

2

Глава 2.
Проснувшись на следующее утро от жуткого похмелья, я спустился в зал и только теперь вспомнил, что хотел вместе с сестрой пойти и договориться с одним моим знакомым о покупке его шхуны. Сев за грубо сколоченный стол, я принялся ждать свою сестру, заказав для себя и для неё завтрак. Вскоре спустилась и она.
- С добрым утром, сестренка, - расплылся я в наилюбезнейшей улыбке.
- Buenos dias, Jacky… - произнесла она. Обладающий незначительными познаниями в испанском, я всё-таки понял, что она сказала.
- Ну что, Кэрри, сегодня идём к моему знакомому?
- Да, конечно… Но вот только… Джек, ты ведь, меня вчера не обманул, сказав, что я – твоя сводная сестра?
- Кэрри, ну за кого ты меня принимаешь? – удивился я. – Да чтоб я стал лгать собственной сестре? Да ни за что на свете!
- Вот в этом ты весь, Джекки, - рассмеялась она. – Помнишь, как мы с тобой украдкой сбегали в порт от отца, а потом удивлялись, откуда он узнавал, что мы там были?
Я невольно вспомнил своё детство. Да-а-а-а-а-а, счастливое было время, ничего не скажешь… И мне вспомнились все наши с Кэрри вылазки и попытки сбежать с уроков в порт. И как потом удивлялись тому, откуда мой отец узнавал, посещали мы занятия или нет? Как мы потом, бывало, отлеживались – отец не терпел нарушения правил в его доме, и нам частенько влетало с сестрой за такие вот выходки.
- Да, Кэрри, это я помню… Подожди-ка, это ты специально… - внезапно дошло до меня.
- Да, братец, я решила тебя проверить, действительно ли это ты, а не кто-то другой… - кивнула она в ответ.
Впрочем, что-то подобное можно было от неё ожидать: ведь мы не виделись двадцать лет с ней, и каждый из нас успел измениться внешне и внутренне. Я окинул взглядом сестру: она стала выше, стройней… Темно-карие глаза смотрят немного насмешливо, темные волосы небольшой волной ниспадают с плеч на грудь. Обычный морской костюм, казалось, не скрывает её красоты, а наоборот, даже подчеркивает её. Всё-таки, она изменилась…
- Ну что ж, я бы тоже на твоем месте проверил бы, вообще, моя ли ты сестра… Но от болтовни нет пользы, так что давай поедим и пойдём к моему знакомому… - ответил я ей.
Остальное время во время завтрака мы беседовали, узнавая друг у друга, кто из нас чем занимался и чего добился за эти двадцать лет.
- Знаешь, Джек, после того, как ты в пятнадцать лет сбежал из дому, отец сосредоточил всё своё внимание на том, чтобы воспитать меня как настоящую леди. Через пять лет он отправил меня в институт благородных девиц, дабы я стала такой же, как наша мать… Но кровь Бофоров требовала приключений, а не бесцельных обучений манерам и прочему… И, когда мне исполнилось двадцать лет, я сбежала. Пришлось на время распрощаться с волосами, одеться, как юноша из незнатной и небогатой семьи, и наняться на корабль матросом. Год за годом я работала на корабле: матрос, юнга… Дослужилась до старпома, и когда мне было двадцать шесть лет, капитан понял, что его верный и преданный старпом – женщина. Но тогда я уже успела зарекомендовать себя, как хладнокровная убийца и расчетливая, обладающая хорошей логикой и холодным расчетом, пиратка…
- Прости, что прерываю тебя, но хочу спросить: этот капитан не домогался тебя?
- Джек, я ведь не маленькая, и я сама могу решать, что мне делать, а что мне не делать… - её тон вдруг стал холодным.
- Значит, дорогуша, ты позволила себя развратить? – задал я интересующий меня вопрос.
- Да, - кивнула она. - А что же ты хотел? Думаешь, я бы хранила себя для того прекрасного рыцаря, которого всё равно никогда не встречу? И умру старой девой?
- Уймись, Кэрри, я всё понял. Твоя жизнь – это твоя жизнь, и я не должен в неё вмешиваться, - успокоил я начавшую горячиться сестру.
Через некоторое время мы встали и направились к моему знакомому, капитану Джереми Сакрайду. Его «Белладонна» ещё была способна лет десять ходить по морям, а вот её капитан уже доживал последние годы своей жизни. По дороге к доку, где стояла шхуна, я молчал, пытаясь понять, кто мог совратить Кэрри, но бросил это бесполезное и ненужное занятие: ведь любовничек вскоре всё равно объявится сам. Вот тогда я и поговорю с ним «по душам»…
Наконец, мы достигли шхуны. Я пропустил сестру вперед, а сам пошел следом за ней.
- Мистер Сайлен, капитан Сакрайд у себя? – спросил я у подошедшего старпома.
- Да, капитан Воробей, - кивнул тот в ответ.
- Ну и отлично, - улыбнулся я и направился к капитанской каюте. Ведя сестру под руку, я вошел туда без стука. Капитан Сакрайд, невысокий тощий сухощавый старик лет шестидесяти на вид, сидевший в кресле, поднялся мне навстречу.
- Капитан Воробей, вы по поводу моей старушки «Белладонны»? – спросил он, глядя на меня серо-голубыми глазами.
- Да, мистер Сакрайд, я по поводу её покупки. Видите ли, у одного моего знакомого капитана несколько дней назад разбился шлюп, вот он и попросил меня подобрать ему подходящий корабль на время… - изложил я ему суть своего визита.
- Ну, что ж, это хорошо… - улыбнулся старик. – Сам-то я уже стар, чтобы управлять шхуной… А ей нужна крепкая рука, которая сможет повести её к неведомым берегам… Я отдаю её этому вашему знакомому. Но я хотел бы сперва взглянуть на будущего капитана моей старушки…
Такого поворота даже я не ожидал, а уж Кэрри - тем более. Ведь именно она теперь станет капитаном «Белладонны».
- Это я – будущий капитан этой шхуны, - прервала затянувшееся молчание Кариэлла. Старик, не ожидая этого, недоуменно воззрился сначала на неё, потом перевёл взгляд на меня.
- Это правда? – спросил он.
- Что – правда? – принялся я косить под дурачка.
-То, что эта женщина сейчас сказала, - правда? – терпеливо переспросил он.
- А-а-а-а-а, ты об этом… Боюсь, что да. Это истинная правда, - кивнул я.
- Ну что ж… Я готов передать вам свою «Белладонну» и так… - слова старика огорошили меня. И не только меня, но и мою сестру.
- Но почему? – одновременно задали один и тот же вопрос мы оба: и я, и Кариэлла.
- Поверьте мне, капитан Воробей… Эта шхуна нуждается в таком капитане, как она, - Джереми указал на Кариэллу. – Я уверен, что «Белладонна» ещё себя покажет с таким-то капитаном… - загадочно улыбнулся мистер Сакрайд.
- А команда?
- Тут милочка, я вам не помощник. Вы сами должны набрать новую команду… Да что я вам говорю – вы и сами об этом знаете лучше меня! – усмехнулся Джереми. – Ну что ж, считайте, я вам передал её… - сказал старик Кариэлле, после чего, обратился ко мне:
- А с вами, капитан Воробей, я бы хотел переговорить с глазу на глаз. Без посторонних барышень… - произнес капитан Сакрайд, намекая, чтобы Кариэлла вышла на время из каюты.
- Кэрри, пойди, прогуляйся… Нам с мистером Сакрайдом нужно обсудить кое-что, - обратился я к сестре.
- Да, Джек… - кивнула она и вышла из каюты, закрыв за собою дверь.
После того, как моя сестра вышла из каюты, старик подошел к столу и достал из него нечто, смахивающее на пергамент.
- Я не стал говорить при твоей сестре, Джек. Это – одна из трех частей карты, которая ведёт к сокровищам острова Затерянных Душ. Я не знаю, где находятся остальные две, но эту я хранил многие годы… Я ведь знаю, что капитан Джек Воробей любит всякого рода авантюры…
- Да, я поневоле частенько влезаю в разного рода авантюры… Что ж, заманчивое название – остров Затерянных Душ… И наверняка с ним связана какая-нибудь легенда, ведь верно? – спросил я у старины Джереми.
- Да… Утверждают, будто на острове находится чудовище, порожденное магией… Саблезубая кошка и ядовитая змея, схватившиеся в смертельном поединке… Соединение тел, трансформация… Шипящий Ужас… Много кладоискателей погибло из-за него… - ответил Джереми.
- Могло быть и хуже. Мне-то после Кракена ничего не страшно, уж поверьте… - расплылся я в широкой улыбке, забирая часть карты и пряча её во внутренний карман камзола.
- Именно поэтому я и рассказал про эти сокровища вам, капитан Воробей. Я слышал о том, что вы выбрались с того света, и вам второй раз уже не умирать. А эта юная особа должна жить, а не умереть в расцвете своих лет… Но, прежде, чем мы расстанемся, я должен предупредить вас ещё кое о чём. Берегитесь: вас может предать тот, кого вы знаете… А сейчас я, пожалуй, закончу разговор… Всё, что надо было сказать, я сказал, а иного вам знать не дано… - и с последней фразой он встал и, накинув на плечи свой старенький камзол, ушёл. Через несколько минут в каюту зашла Кариэлла.
- Ну что ж, Кэрри, поздравляю: теперь ты новый капитан этой шхуны… - улыбнулся я ей.
- Даже не вериться… Ладно, мне ещё команду набрать нужно: старая-то ушла вместе с шлюпом на дно… - и она вышла из каюты, а вслед за ней вышел я и, спустившись по трапу на пристань, направился к своей «Чёрной Жемчужине», оставив сестру самой разбираться с набором новой команды.

0

3

Глава 3.

Попрощавшись с сестрой, я занялся своими обычными делами: договорился о поставке продовольствия, пресной воды и рома на борт моей «Чёрной Жемчужины», встретил парочку старых друзей, с которыми мы не виделись лет десять… В общем, на все про все у меня ушла неделя. Но однажды, после полудня, когда я сидел и разбирался со счетами (А вы что, разве не знали, что у пиратов тоже бывают всякого рода счета за стоянку и прочее?), в дверь каюты постучались. Я удивился: мои парни никогда не стучатся, а наоборот, влетают без спроса и без стука в мою каюту.
- Войдите, - негромко сказал я, не отрываясь от бумаг.
Послышался звук открываемой и закрываемой двери, и шагов, замерших где-то посередине моей каюты. Тут я соизволил, наконец, оторваться от бумаг и взглянуть на вошедшего, а точнее, на вошедшую: это была женщина-пиратка. Средних лет, в изрядно поношенных бриджах, рубахе, жилете и ботфортах, она смотрела на меня каким-то испепеляющим взглядом темно-карих глаз. Светло-каштановые недлинные, по плечи, ниспадающие мелкими волнами волосы, довершали картину, равно как и сабля с кинжалом и тремя пистолетами за поясом.
- Вам что-то нужно от меня? – непринужденно поинтересовался я у неё, откладывая бумаги и полностью концентрируясь на предстоящем разговоре, который, судя по всему, обещает быть, неприятным. Ну, для меня - это уж точно.
- Да, капитан Воробей. Знаете, может быть, это не моё дело, но… Я знаю, зачем вашей сестре шхуна… - ответила она, спокойно усаживаясь на другой стул.
По этому, с первого взгляда ничего не значащему жесту, я понял, что эта женщина – капитан корабля. Простой матрос не позволил бы себе вот так запросто сесть без разрешения капитана.
- Ну и зачем же? И, кстати, вы не представились, - сказал я, заинтересованно глядя на пиратку.
Вместо ответа она выложила на стол… вторую часть карты, ведущей к несметным сокровищам острова Затерянных Душ.
- Думаю, мне не надо объяснять вам, что третья часть этой карты находится у вашей сестры, - ответила она, смотря на мою удивлённую донельзя физиономию.
- Мда-а-а, не знал, что сестричка способна выкинуть что-то подобное… - произнес я. – Хотя, это ведь, так в духе Бофоров: никому ничего не сказать и потихоньку отправиться в погоню за опасными приключениями… И что же вы хотите от меня, мисс? – спросил я у неё после недолгого раздумья, глядя на неё цепким и одновременно манящим взглядом.
Что-то меня в ней зацепило, но вот что? Этого я не знал и даже не догадывался.
- Я думала, что моя помощь в этом деле может вам пригодиться… Тем более, что моя «Утренняя Звезда» сейчас полностью боеспособна и может оказаться для вас очень полезной… Равно как и её капитан, то есть я – Морган Аддамс… - ответила она с улыбкой, в которой сквозил легкий флирт. Фамилия женщины сильно резанула мой слух: я был наслышан о её отце, Чёрном Гарри. Ну, и, конечно же, о ней самой.
- Вы - дочь Чёрного Гарри, как я понимаю? – улыбнулся я ей.
- Да… Откуда вы знаете о нем? – недоуменно спросила она меня.
- Я наслышан о вашем отце, мисс Аддамс… И много слышал о вас и о ваших деяниях… В том числе, и об острове Головорезов, - ответил я, чарующе улыбаясь ей.
- И должны быть, вы слышали о том, что у меня есть возлюбленный – Уильям Шоу, - холодно ответила она.
«Bugger! Черт бы побрал всех Уильямов, какие только есть на этом свете! Ну почему, как только на горизонте появляется красивая, умная, женственная пиратка, у неё обязательно обнаруживается возлюбленный с этим именем!» - раздраженно подумал я, глядя на Морган. Но интерес к пиратке не угас, а наоборот, только разгорелся. У меня возникло непреодолимое желание отбить эту красотку у какого-то сопляка. Почему-то я был уверен в том, что возлюбленный Морган был младше неё.
- Ну и что из того? Для меня это не преграда… - ответил я, пристально глядя ей в глаза. Обычно это срабатывало, и нужный объект оказывался в ловушке моего обаяния… Но только не на этот раз.
- Ха! Меня не обмануть и не соблазнить такими вот взглядами, капитан Воробей. Я это прошла, и это меня нисколько не трогает… - ответила надменно Морган, чем ещё больше разожгла мой интерес к ней.
- Ну-ну, цыпа… Это ты так сейчас говоришь… А потом ты не сможешь устоять… Пойми, цыпа, я великолепно знаю женскую натуру. И мы с тобой сойдемся, словно лед и пламень… - ответил я немного томно, пуская в ход все своё обаяние.
Я чувствовал в этой женщине неукротимый бушующий огонь, ищущий выхода наружу. Я видел в ней ровню. Женщину-пиратку, не уступавшую мне ни в чем. Я почти физически ощущал силу, мощь, даже некую опасность, которой веяло от неё.
- А вы в этом уверены, капитан Воробей? – насмешливо спросила она, и ушла, даже не попрощавшись со мной.
«Ну и женщина, парень! Это тебе не Энж и не Лиззи… Здесь нужен другой подход, Джекки…» - заговорил со мной Джек-второй – моё второе «я», очень часто разговаривающее со мной после посещения Тайника Дейви Джонса.
«Да, ты прав, парень. Эта цыпочка сильно зацепила меня... Даже не знаю, чем», - ответил я, доставая из тайника початую бутылку рома и делая небольшой глоток.
«А я знаю, чем: своей неприступностью. Ведь любая женщина или девушка обычно сразу сдается тебе на милость. А Морган отвергла все твои попытки завоевать себя. Тем самым она дала тебе понять, что у неё есть своя гордость…» - ответило моё второе «я».
«Да, ты прав: любая особа женского пола, как правило, не может устоять перед моим обаянием, а Морган… Да, здесь есть за что побороться», - был вынужден я согласиться с ним, опустошая бутыль с ромом ещё на несколько глотков.
«Ну, так дерзай, парень: ведь не родилась ещё на свете женщина способная устоять перед твоими чарами», - посоветовал Джек-второй.
«Спасибо за совет. А то я без тебя не догадался бы, что мне следует делать!» - съязвил я.
«Джекки, для этого и существует второе «я» – чтобы подсказывать первому «я», что ему нужно делать», - съехидничал он в ответ.
Все-таки, каков хозяин – таково и второе «я».
«Да пошел ты!..» - незлобно огрызнулся я, допивая последний глоток рома. Поняв, что я снова напился, я отставил пустую бутыль и, скинув камзол и ботфорты, повесив портупею и шляпу на спинку стула, упал на койку и тут же заснул беспокойным сном…
Проснувшись на следующее утро, я понял, что мы вышли в открытое море: каюта привычно раскачивалась. Или, может быть, это меня качало после вчерашней выпитой бутыли рома? Чтобы удостовериться в том, что «Чёрная Жемчужина» куда-то плывёт, я оделся и неуверенным, заплетающимся шагом вышел на палубу своей красотки. И открывшийся мне вид рассеял все мои сомнения: корабль действительно шел по какому-то курсу. И я, кажется, уже догадывался, куда, а вернее, за кем это нас понесло с утра пораньше. Вопрос был в другом: КТО скомандовал моим идиотам сниматься с якоря, ставить паруса и выводить«Жемчужину» на нужный курс? К счастью, мне под руку подвернулся боцман, явно спешащий мне что-то сообщить. Однако прежде чем боцман успел раскрыть рот и что-то сказать, я спросил у него:
- Мистер Гиббс, вы не объясните, почему это мой корабль без моего ведома, вышел в море и лёг на совершенно неведомый мне курс? – спросил я мистера Гиббса, сверля несчастного боцмана вопросительным взглядом.
- Джек… Тут в общем… Эта мисс, что вышла вчера из твоей каюты, сказала, чтобы мы утром снимались с якоря и выходили в море… - промямлил боцман.
- Подожди-ка! А эта мисс… Она была со светло-каштановыми волосами и с карими глазами? – спросил я у боцмана, внутренне догадываясь, кто именно являлся, а вернее, конечно, являлась, причиной столь скорого выхода из порта. И тут же заметил спокойно шедший рядом с «Чёрной Жемчужиной» бриг. «А это, похоже, и есть «Утренняя Звезда». Что ж, неплохой корабль для женщины-пиратки…» - отметил я про себя. Трещавшая, как сто трещоток, голова, наконец-то успокоилась, и я начал трезво оценивать происходящее со мной.
«Похоже, парень, ты влип в очередную авантюру. Которая, как, впрочем, и всегда, выйдет тебе боком. А ведь не поздно ещё отказаться, плюнуть на всё и послать эти сокровища подальше…» - проснулся Джек-второй.
«Никогда, и ты об этом прекрасно знаешь. Тем более, что сестру я не брошу ни при каких обстоятельствах…» - резко ответил я, поднимаясь по ступенькам лестницы, ведущей на капитанский мостик.
«Конечно, знаю, поэтому специально так сказал, чтобы позлить тебя», - ехидно ответил он.
«Ну, спасибо! Собственное второе «я» нарочно меня злит! Знаешь, а не пошел бы ты с такой тактикой куда подальше, а?» - раздражённо ответил я.
«Я – это ты, а ты – это я. Забыл? Я знаю то, что знаешь ты, парень…» - усмехнулся он.
Я не стал ему отвечать, так как знал, что эта перепалка ни к чему хорошему не приведет. Сменив за штурвалом мистера Коттона, я взглянул на гладь Вест-Индских вод, простирающихся передо мною. И остолбенел от увиденной картины: впереди моей «Жемчужины» по одному с нашим курсу шли… «Белладонна» моей сестры и «Прелестница» - корабль Шарля де Шеваля, барона Атлантического океана! И тут разрозненные части этой головоломки соединились воедино: я понял, что любовником моей сводной сестры был именно он.

0

4

Глава 4.

Я с возмущением смотрел на два идущих впереди корабля. И тут до меня дошло: какого черта барон Атлантики делает в моих водах? Нет, мы, конечно, с Шевалем друзья, но не до такой же степени! «Мало того, что он залез на мою территорию, так он ещё и сестру развратил!» - раздражённо подумал я. Мне было прекрасно известно о том, что у Шеваля есть жена и дочь. И это возмущало меня больше всего. «Не-е-е-ет, я этого так не оставлю!»
- Ставь все паруса! – приказал я.
«Чёрная Жемчужина» уже на всех парусах помчалась в погоню за «Беладонной» и «Прелестницей». Оставшаяся сзади «Утренняя Звезда» потихоньку принялась догонять мой корабль. Однако мне сейчас было совершенно не до Морган и её корабля. На кон была поставлена судьба и честь моей сестры.
- Поднять белый флаг! – приказал я. – Попробуем просто поговорить… - пробормотал я уже про себя. Команда удивленно воззрилась на меня. – Чего стоите? Выполняйте приказ! – строго прикрикнул я на них. Матросы нехотя вывесили на грот-мачте белый флаг. Через несколько минут «Чёрная Жемчужина» поравнялась с «Прелестницей». Я спустился с капитанского мостика и остановился возле бизань-мачты, ожидая Шеваля для переговоров. Боковым зрением я наблюдал за ситуацией на «Прелестнице», и представшая перед глазами картина повергла меня в шок: Шарль, не стесняясь моего присутствия, целовался с моей сестрой!
«Ну, это уж слишком! Придется мне прервать этот поцелуй. Прости, Шарль, но свою сестру я больше не позволю тебе развращать!» - и я, достав из-за пояса пистолет, выстрелил в воздух.
Я видел, как на «Прелестнице» влюбленные уставились на меня. «Что, сестренка, ты думала, что отделалась от меня? Но ты сильно ошибалась, если так решила…» - улыбнулся я.
Через несколько минут влюбленная парочка перебралась на борт моего корабля.
- Ну здравствуй, Шарль… Какая приятная встреча! – с сарказмом произнес я. – Только какого это чёрта ты делаешь в Вест-Индии? Или ты хочешь ещё нажить себе врагов в Совете, кроме Вильянуэвы?
- Оставь сарказм для своего отца, Воробей. Какого чёрта ты мне мешаешь? – ответил Шарль серьезно.
- Какого чёрта я тебе мешаю?! Шарль, может быть, я запамятовал, но ты, кажется, женат и у тебя есть дочь? – ответил я, пристально смотря на Шарля.
Француз хотел было что-то ответить, но в разговор вмешалась Кариэлла:
- Ка-а-а-а-ак?! Так ты… ты… ты женат и все время молчал об этом?! – моя сестра разгневанно смотрела на Шарля. – Ты просто использовал меня? ЛЖЕЦ! – Кариэлла залепила пощечину Шарлю и ушла на свой корабль. Барон Атлантики со злостью посмотрел на меня.
- Я не позволю кому-то из Совета играть чувствами моей сестры, пусть и сводной. Так что извини, Шарль, но я попрошу тебя удалиться с моей территории, или я пущу на дно тебя вместе с твоим кораблём, - совершенно серьезно сказал я барону Атлантики.
- Так это… Твоя сестра? А по внешности вы совсем не похожи… - удивленно произнес Шарль.
- Зато по характеру очень похожи… Кончай мне зубы заговаривать, Шарль, и убирайся прочь с моей территории, - холодно произнес я, всем своим видом показывая, что разговор окончен. Француз, презрительно фыркнув, удалился к себе на корабль. Через некоторое время «Прелестница» на всех парусах ушла в сторону Атлантики.
Усмехнувшись, я отсалютовал шляпой уходящей «Прелестнице» и перевёл взгляд на «Утреннюю Звезду». Всё-таки, надо было выяснить, какого черта Морган Аддамс возомнила себя капитаном моего корабля. Ведь больше всего я ненавидел то, что все, кому не лень, командуют моей «Чёрной Жемчужиной». Тем более что она, уходя с моего корабля, забыла часть карты, ведущей к сокровищам острова Затерянных Душ.
«Парень, не упусти свой шанс покорить эту женщину. Ты ведь не остановишься, пока не добьёшься своего. Уж я-то тебя знаю…» - усмехнулся Джек-второй.
Я не стал провоцировать очередную ненужную болтовню между мной и моим вторым «я», так как знал, что ни к чему, кроме ругани, это не приведет. Тем временем, «Утренняя Звезда» поравнялась с «Чёрной Жемчужиной». С одного корабля на другой был перекинут трап, и через несколько минут на борт моего корабля ступила капитан Морган Аддамс.
«Удачи тебе, парень…» - пожелал мне Джек-второй.
- Ну и что вы забыли на борту моего корабля, мисс? - с некоторым сарказмом произнес я, широко улыбаясь. - А-а-а-а, кажется, я даже знаю, что именно…
- Да, часть карты, ведущей к сокровищам острова Затерянных Душ, - кивнула Морган, холодно глядя на меня.
Прежде чем я смог что-то ответить, на её плечо вскочила обезьяна и, увидев меня, оскалилась.
- Это Король Чарльз – ручная обезьянка-капуцин, - улыбнулась она, заметив то, что у меня несколько вытянулось лицо.
- Ясно… - ответил я, пристально глядя на неё.
- Что вы так смотрите на меня? Я вам что, карта, что вы меня так пристально рассматриваете? – возмущенно спросила Морган.
- Вы женщина, и вы не должны удивляться тому, что вас рассматривают мужчины. Но меня сейчас интересует кое-что совершенно другое: какого черта ты, дорогая моя, распоряжаешься на моем корабле, а? И как тебе это вообще удалось? – я пристально смотрел на Морган, мягко, но решительно, оттесняя её при этом к бизань-мачте.
- Ты бы все равно не вышел на палубу рано утром. Ты бы в это время ещё и глаза не продрал бы… А как мне это удалось… Я заговорила твоего боцмана до такого состояния, что когда я приказала ему вывести «Чёрную Жемчужину» из бухты, то он мне подчинился… И, потом: какого это чёрта ты меня куда-то теснишь, а? – Она попыталась, было, вырваться и уйти на свой корабль, но меня уже было не остановить.
- Сейчас поймешь, цыпа… - ответил я, прижимая её к бизань-мачте вплотную. Мои руки скользнули с плеч пиратки на её талию, и я прижал пиратку к себе. Пристально глядя ей в глаза слегка затуманенным взглядом, я коснулся её губ нежным поцелуем. Но, почувствовав, что она что-то не спешит отвечать мне тем же и даже немного сопротивляется, я посмотрел на неё:
- Морган, ты сама понимаешь, что это неизбежно… Так зачем тратить силы на пустое упорство, если можно потратить их на нечто более приятное, а?… - заговорил я нарочито бархатным голосом.
- Знаешь, ты так мил… Когда тебе что-то от кого-то нужно… Не переживай, мне ещё того сокровища хватит. Так что можешь оставить этот кусок карты себе, - ответила Морган, отстраняясь от меня.
- Это я и так понял. Но… - я вновь притянул к себе Морган. – Я имел ввиду другое… - и снова коснулся её губ, на сей раз более настойчивей и требовательнее. Я уже собирался всерьез заняться этой цыпой, как за моей спиной вдруг раздался юношеский голос:
- Отойдите от неё!
Я развернулся и увидел перед собой парня, который решительно и непреклонно смотрел на меня. Он был одет в темно-коричневые бриджи, светло-коричневый жилет на голое тело и темные ботфорты. Картину довершали короткие волосы пшеничного цвета и темно-серые глаза.
- А, так это вы и есть тот самый Уильям Шоу? – спросил я у него.
- Вам-то какая разница? Повторяю ещё раз: отойдите от неё!
- Парень, не стоит повышать на меня голос. Ты же не знаешь, кто я такой, а уже лезешь затевать со мной ссору. А если тебе так дорога честь этой дамы, то проще вызвать меня на дуэль, чем на словах чего-то требовать, - ответил я этому мальчишке.
И почему это юноши, носящие имя Уильям, при первой же встрече всегда начинают читать мне морали?..
- Тогда я вызываю вас на дуэль! – выпалил он, буравя меня взглядом.
- Я сожалею, но у тебя не получится вызвать меня на дуэль. Ты уж извини. - Я с усмешкой посмотрел на Уильяма.
- Это ещё почему? – удивленно спросил тот в ответ.
- По закону священного Пиратского Кодекса, право вызвать на дуэль барона Братства имеет лишь другой барон. Ну а ты - простой пират. А значит, что и на дуэль ты меня вызвать не можешь и не имеешь права по закону, - разъяснил я этому юноше.
Хоть я и не чтил законы священного Пиратского Кодекса, Хранителем которого является мой отец, но этот парень всё равно не может знать об этом.
- А вы что, барон? – ещё более удивленно спросил Уильям.
- Ну да, я являюсь бароном Вест-Индских вод… А ты что, не слыхал обо мне? – я немного обиженно посмотрел на юношу.
- Нет, и не хочу ничего о вас слышать. Я хочу только одного – что бы вы, наконец, отстали от моей возлюбленной, только и всего, - серьезно ответил он.
- Стоп-стоп-стоп, что-то в твоей речи присутствует слишком много «хочу». Можно же ведь сказать «желаю»… И не надо так на меня смотреть, я всё уже понял, - ответил я, лишь бы избавиться от этого настырного малого.
Что у меня, других дел нет, что ли?! Но парень и сам уже решил, что разговор окончен, и, взяв под руку Морган, удалился вместе с ней на «Утреннюю Звезду».
«Ну, вот и слава богу – меньше неприятностей. Этот малый не так-то прост, как может показаться… Что ж, Джек, признай, что эта крепость, по имени Морган Адамс, для тебя, увы, неприступна. Смирись с этим, парень, и больше не думай об этой цыпе», - посоветовал мне Джек-второй.
«Ну и пусть целуется с этим своим… Уильямом. Мне что, жалко, что ли? А роман с ней и в самом деле был бы чреват для меня неприятностями и лишней головной болью… Так что на этот раз я полностью с тобой согласен», - ответил я ему, поднимаясь по лестнице, ведущей к капитанскому мостику. Всё-таки, сейчас была моя вахта у штурвала. И я собирался честно отстоять её.
«Ну, так я же тебе ничего плохого никогда не посоветую…» - усмехнулся Джек-второй.
«Приятель, это конечно хорошо, но давай лучше закончим этот разговор», - мысленно сказал я ему, сменяя у штурвала мистера Коттона.
Однако мне предстоял ещё один важный разговор – разговор с моей сестрой. Я хотел выяснить у неё кое-что, что было очень важным для меня.

0

5

Глава 5.

Джек замолчал. По его лицу было видно, что следующие воспоминания для него не слишком приятны.
- И что было дальше?.. – тихо спросил Дэниэл. Во время рассказа к столу, где сидели два капитана, подсели любители послушать разные истории.
- Честно говоря, я даже не ожидал, какой тварью может быть Шарль де Шеваль. В Совете знают все, что если француз сильно рассердился или обиделся на кого-то, то от него можно ожидать чего угодно, - ответил Джек, отпивая из кружки несколько глотков рома.
- А вы этого не знали? – удивленно спросил кто-то из подсевших посетителей таверны.
- В том-то и дело, что я это прекрасно знал. Но я знал и то, что у Шарля появились проблемы с деньгами. Попросту говоря, достопочтенный барон Атлантики спустил практически все своё состояние на какое-то дело, которое потом прогорело. И поэтому то, что француз объявился на горизонте жизни моей сестры, меня несколько насторожило. Пусть целуется, сколько их душенькам угодно, но использовать сестру в корыстных целях я не дам. Тем более, как я говорил выше, у Шарля имелись супруга, Женевьева де Шеваль, и дочь, Жозефина де Шеваль. Нет, чужая личная жизнь – потемки, но почему-то всегда выплывает то, что кто-то женился, завел любовницу, развелся, на очередном Совете. Как все про всех узнают что-то – я не знаю. Но одно на тот момент я знал точно: Шарль был женат, и допустить того, чтобы он и дальше развращал мою сестру, я не мог. Однажды кто-то из наших пустил слушок, что барон Атлантики был замечен в однополой связи… И это ещё больше пугало меня – ведь находиться рядом с человеком неопределенной ориентации очень опасно, так как не знаешь, что он учудит дальше... Но я отвлекся. Это было лирическое отступление, а само продолжение таково…
И Джек, допив ром из кружки, продолжил рассказывать свою историю.
***
… Итак, я, не подозревая о том, какую подлость готовит мне рассерженный и разобиженный барон Атлантики, продолжил путь к острову Затерянных Душ. Конечно то, что путь пролегал через пролив Смерти, как гласила карта (а вернее, её две части), немного пугало даже меня – человека, который, в общем-то, уже не раз и не два побывал на том свете. Но перспектива умереть в третий раз меня совсем даже не радовала. Но я не был бы авантюристом по натуре, если бы отсиживался в портах. Вместе с тем, я не забывал и о предстоящем разговоре со своей сестрой – мне нужно было выяснить, какого черта её понесло к этому опасному острову.
Сидя за столом и прокладывая нужный курс, я ожидал Кэрри, с которой хотел поговорить. Наконец, в дверь робко постучали.
- Входи, Кариэлла, - крикнул я, не отрываясь от карты.
В каюту зашла сестра и села рядом со столом, за которым я сидел.
- Ты хотел о чем-то со мной поговорить? – спросила она, глядя на меня глазами цвета черного кофе.
- Да, Кэрри, - ответил я, откладывая штангенциркуль, - я хотел кое о чем тебя спросить. Скажи, но только честно: зачем ты отправилась за этими сокровищами?
- Зачем? Джек, меня просто заинтересовала легенда о том самом чудище, которое там живет.
- Шипящий Ужас… Смесь саблезубой кошки и ядовитой змеи… Кэрри, ты с ума сошла?! Да эта тварь убьёт тебя в один момент! Тебе что, жить надоело? – я рассерженно смотрел на сестру.
- Если ты так обо мне печешься, зачем сам туда направляешься? – ответила она, пристально глядя мне в глаза.
- Кэрри, ты многого обо мне не знаешь. Я уже пережил смерть, и пережить её ещё раз мне не страшно. Я авантюрист, мне привычны такие безрассудные поступки. Я готов рисковать собственной жизнью ради её продления… Но ты… Кэрри, у тебя же ещё вся жизнь впереди. И ты насмотришься на многих чудовищ пострашнее Шипящего Ужаса. Самое страшное чудовище – это сам человек. Поверь, за свою жизнь я навидался разных жестокостей… Не дай бог тебе встретить таких людей на дороге своей жизни… - я невольно вспомнил о Дейви Джонсе, Чёрной Бороде и лорде Катлере Беккете. Последний одним росчерком пера мог лишить жизни ни в чём неповинного человека.
- Ясно… Право, я не знала, что ты так беспокоишься о моей жизни, но… Джек, мне не пятнадцать лет. Я взрослый человек, и сама могу решать, что мне нужно, а что мне не надо.
- Хорошо. Поступай, как знаешь. Но только потом не говори, что я тебя не предупреждал, - я совершенно спокойно смотрел на сестру. – Кстати, ты принесла последний кусок карты? – вспомнил я ещё кое о чём важном.
- Да, Джекки… - кивнула сестра и выложила третью, и последнюю, часть карты. Я забрал её у сестры и, достав из внутреннего кармана камзола две других части этой карты, сложил их вместе. Общая картина вырисовывалась довольно таки опасная: мало того, что придется пройти через пролив Смерти, так ещё придется проследовать… Я ужаснулся: наш путь лежал через несколько проливов, буквально кишащих русалками, сиренами, какими-то гигантскими тварями, похожими на уменьшенного раз в десять Кракена… Казалось, что все то, что я пережил за всю свою жизнь, решило напомнить о себе… Я перевел взгляд на остров Затерянных Душ. Его не зря так называют бывалые моряки: говорят, что души убитых Шипящим Ужасом людей бродят по острову. И лишь смерть этой твари упокоит их навсегда. Я задумался: если после всего я выживу, то я смогу покончить с этой тварью раз и навсегда. Тем более, что после Кракена смесь змеюки с кошкой мне кажется смешной до неприличия…
Прошло полторы недели, как мы находились в плавании к острову Затерянных Душ. «Чёрная Жемчужина», «Утренняя Звезда» и «Беладонна» шли по проложенному мною курсу. Попутный ветер наполнял паруса кораблей, волны бились об их борта, чайки с криками парили в воздухе. Этот день не предвещал той трагедии, что развернется на морских просторах.
Я стоял на вахте у штурвала. «Чёрная Жемчужина», как флагман нашей небольшой флотилии, шла немного впереди «Беладонны» и «Утренней Звезды». Как вдруг впередсмотрящий заметил на горизонте…
- На горизонте корабли Ост-Индской торговой компании, капитан! – услышал я впередсмотрящего.
- Сколько их? – спросил я у него, невольно начиная подозревать что-то нехорошее.
- Семь, капитан! – сообщил тот.
Дилемма… Рвануть подальше, корректируя по ходу курс, и прослыть трусом, или пойди на них в атаку? Но я сомневался в том, что сестра будет способна отбить нападение ост-индцев. Однако неприятельские корабли приближались, и я понял, что битвы не избежать.
- Зарядить пушки! Поднять все паруса! Поднять наш флаг! – скомандовал я, поворачивая корабль.
«Когда же вы, наконец, успокоитесь, а? - раздражённо подумал я. - Хотя… Было что-то подозрительное в поведении Шарля… Спокойно уйти – это не для него… Значит…»
И тут до меня дошло. Значит, эти семь кораблей ост-индцев – месть мне за то, что я не дал этому французишке воспользоваться моей сестрой, как средством для добычи денег. «Теперь уже поздно что-то решать… Придется биться, и это - однозначно…»
Я решительно направил «Жемчужину» наперерез кораблям ост-индцев. Краем глаза я заметил, что борта «Утренней Звезды» и «Беладонны» тоже ощетинились пушками, на грот-мачтах взвился «Веселый Роджер» и оба дружественных мне корабля шли под полными парусами. Но и борта кораблей ост-индцев тоже были ощетинены пушками.
«Что-то мне это уже не нравится… Это мне решительно не нравится…» - подумал я, но было уже поздно.
Четыре корабля ост-индцев отделились от остальных и взяли курс на «Беладонну».
- Кэрри, разворачивай корабль и плыви прочь! – крикнул я, совершенно забыв о том, что расстояние между мною и сестрой не позволяло что-то сказать друг другу. Но Кэрри и так догадалась, что дело наше худо, и через несколько минут её шхуна принялась разворачиваться, дабы уйти от кораблей Ост-Индской торговой компании. Но «Беладонне» не суждено было больше жить на свете: через несколько минут корабли Ост-Индской торговой компании взяли шхуну в двойные клещи. Послышались залпы корабельных пушек. Я развернул «Чёрную Жемчужину», чтобы отбить корабль моей сестры, но мне преградил путь ещё один вражеский корабль, и я вынужден был повернуть свой, для того, чтобы сойтись с ним борт в борт.
- Огонь! – прозвучал мой приказ.
Между «Чёрной Жемчужиной» и «Победоносным» завязался бой. Краем своего зрения я заметил, как «Утренняя Звезда» отбивается от двух кораблей этой компании. Я понял, что корабль сестры уже не спасти. Равно как и её саму: сквозь пушечный дым я заметил, как те самые корабли отошли от того места, где должна была находиться «Беладонна». Должна, но не находилась: вместо гордой шхуны я увидел лишь её грот-мачту, уходящую под воду.
- Кэрри… - я развернул корабль и, набрав порядочную скорость, протаранил «Победоносного». Моей-то «Чёрной Жемчужине» ничего от этого манёвра не сделалось – её и так потрепал Кракен, а вот «Победоносный» начал идти ко дну. Развернув корабль в сторону отчаянно отбивавшейся «Утренней Звезды», я поспешил ей на помощь.
- Заряжай пушки! Залп по правому борту! – скомандовал я. Раздался пушечный залп с моего корабля, а потом ядра с брига прошили борта «Стремительного» с левой стороны. Через несколько залпов я заметил, как удирает второй, нападавший на «Утреннюю Звезду», корабль. И удирает от ещё одного пиратского корабля. Что это был за корабль и чей он – я не знал. Но он, спугнув корабль Ост-Индской компании, лег в дрейф. От борта фрегата отделилась шлюпка и направилась к кому-то выжившему после такой жесткой расправы. Я не подозревал, кого именно подобрали матросы этого фрегата, но… Ост-индцы ушли от нас с потерей в два корабля, а вот мы…
- Ложимся в дрейф! Спустить паруса! – приказал я. Что-то мне подсказывало, что моя сестра осталась в живых.
На фрегате подняли белый флаг. Я приказал поднять флаг и на моей старушке Жемчужине. Через несколько минут на борт моего корабля ступил юноша, а на его руках была…
- Кэрри! – я с благодарностью смотрел на этого юношу. Он был среднего роста, с короткими светло-каштановыми волосами, ярко-синими глазами, одет в обычный морской костюм. В ножнах на портупее находилась абордажная сабля, за пояс были заткнуты два пистолета.
- Вот… Я видел, как эти служаки набросились на её шхуну, как волки на добычу… Она жива, но у неё серьезные телесные повреждения… - проговорил он.
- Спасибо вам… Я благодарен вам за то, что не дали погибнуть моей сестре. Чего не скажешь о её шхуне… - вздохнул я, глядя на Кариэллу.
- Не за что… Такая девушка не создана для абордажей, это сразу видно… Капитан Джонатан Санрайз, капитан фрегата «Солнечная Ямайка», - представился он.
- Согласен с вами полностью, Джонатан. Я ей пытался объяснить, что не стоит соваться в разборки, но она и слушать меня не захотела... Кстати, я - капитан «Чёрной Жемчужины» Джек Воробей, - представился я Джонатану. – Что ж, отнесите эту упрямицу в мою каюту: я позже с ней поговорю.
- Только не ругайте её. Прошу… - и я заметил подозрительный блеск в его глазах. Или это так солнце отсвечивает? В любом случае, я понял, что этот юнец влюбился в мою сестру. Но вот что странно: я не чувствовал той ревности, когда увидел её на его руках. Наверно, это и была настоящая любовь юноши к девушке. И я не имел права препятствовать, возможно, зарождающемуся между ними чувству…

0

6

Глава 6.

Через несколько дней наши корабли приблизились к проливу, где обитали всякие мифические твари, которые тем или иным способом губят жизни мореходов и пускают их корабли на дно. И первыми были так называемые Русалочьи воды. И всё бы хорошо, если б не одно «но»: была ночь и светила полная луна. На ночном небе не было видно ни облачка. То есть, было самое «русалочье» время. И это меня настораживало: ведь сам-то я уже знал, что таится за неземной красотой этих монстров. Но ведь команды «Утренней Звезды» и «Солнечной Ямайки» не знали об этом!
«Парень, это отличная проверка для этого юноши. Если он не поддастся этим красоткам, то…»
«То ещё остаются сирены. Вот их-то и надо опасаться, а не этих полуженщин-полурыб», - резко ответил я Джеку-второму.
Вглядываясь в воду пролива, я заметил, как в ней замелькали русалочьи хвосты и гибкие тела. А уже через несколько минут на бушприт моей «Жемчужины» вскочила одна из них. Помахивая серебристым хвостом, она заигрывающе улыбалась, откидывая рукой длинные, отливающие в лунном свете серебром волосы. Через несколько минут рядом с ней пристроилась другая русалка, а вскоре ещё одна каким-то немыслимым образом оказалась на фальшборте командного мостика, на котором я и находился в данный момент. Я незаметно взялся за эфес сабли; при этом от моего внимания не ускользнуло то, как кто-то из моей команды нервно сжимает рукоять своего тесака.
Всё это мне напомнило то, как мы отлавливали русалку ради одной-единственной слезы… Кажется, её звали Сиреной – ту русалку, что мы тогда поймали…
Но резкий вскрик вернул меня к реально происходящему в этот момент на моем корабле. Я едва успел отскочить в сторону: русалка, сидевшая почему-то уже на нактоузе, улыбнулась и неожиданно бросилась на меня. При этом я успел различить в темноте сверкнувшие у неё во рту клыки – это была русалка-вампирша. «Ну не-е-ет, быть покусанным какой-то полуженщиной-полурыбой с примесью крови вампира? Никогда в жизни!» - подумал я, выхватывая саблю и отмахиваясь ею от русалки. Краем глаза я заметил, как мои ребята отбиваются от обезумевших вампирш-русалок. Такая же ситуация была на «Утренней Звезде» и «Солнечной Ямайке»: их команды во главе с капитанами отбивались от этих монстров. Русалки же захватывали матросов какими-то липкими верёвками, похожими на паутину, и некоторые члены команды уже успели поплатиться за нерасторопность и пусть даже секундное замешательство: их утащили эти мерзопакостные твари.
Я орудовал саблей и пистолетами, отбиваясь и отстреливаясь от этих чудовищ. Меня не очаровывали ни их улыбки, ни их прекрасные фигуры, ни их взгляды… Ведь знание женской натуры и интуиция мне подсказывали, что моряки нужны им явно не для плотских утех… Вон как одна русалка впилась в шею одному бедолаге-матросу – не оторвешь её и не спасешь этого несчастного…
Но вскоре русалки стали сами покидать корабли. Я оглянулся – мы миновали Русалочьи воды, и теперь нас ждало ещё одно испытание – пролив Сирен. Если с русалками-вампиршами достаточно легко было справиться, то вот пение сирен… Полуженщины-полуптицы, завораживающие своим пением моряков… Сколько славных судов потерпело кораблекрушение только из-за того, что члены их команд, забыв обо всём, заслушивались пением этих тварей и их не управляемые никем корабли налетали на скалы и разбивались. Но самое главное то, что и эти «пташки» были людоедками: они пожирали моряков, которые, будучи зачарованными их дивным пением, выпрыгивали за борт. Но я знал, как спастись и от сирен. Поющих русалок из Русалочьей бухты мне хватило предостаточно, и поэтому я приказал своим парням, чтоб те залепили уши воском – ведь именно так спасся от опасного пения сирен Одиссей. Разумеется, это распоряжение было передано и на остальные корабли. И именно это спасло нас от того, чтобы быть съеденными новыми чудовищами.
Но мне было известно то, что впереди нас поджидают ещё и Осьминожьи воды – согласно легендам, там живут этакие копии Кракена, только раз в пятнадцать-двадцать меньше своего ужасного оригинала. Я уже знал о том, что даже от одного Кракена – проблем выше крыши, а уж от великого множества его уменьшенных копий – и подавно неприятностей не оберешься. А потому…
- Зарядить пушки на верхней палубе, и на нижней, и с обоих бортов! Ждать моей команды! – приказал я. – Сообщите на «Утреннюю Звезду» и «Солнечную Ямайку», чтобы были настороже! Эти воды славятся дурной репутацией: здесь погибло немало кораблей!
А уже через несколько минут «Чёрную Жемчужину» атаковало, по меньшей мере, пять мини-Кракенов.
- Ждать… Ждать… - сдерживал я канониров. Я рассчитывал палить по самым нежным местам этих морских гадов – по основаниям щупалец. – Огонь! – скомандовал я, когда эти твари уже начали наглеть. Послышался одновременный залп из всех пушек, и эти твари с жутким ревом отвалились от бортов корабля, проломив фальшборт в нескольких местах.
- Это ещё не всё… Заряжай по новой! – крикнул я канонирам.
И, в самом деле, эти твари снова атаковали корабль с ещё большим упорством. «Чёрная Жемчужина» заскрипела от такого обращения с ней, но что я мог поделать? Только одно: вместе со своей командой отбиваться от спрутов изо всех сил…
- Поднять все паруса! Если мы так будем тащиться, то от «Жемчужины» ничего не останется!
Я заметил, как на дружественных мне кораблях были подняты все паруса, и как их команды отбивались от совершенно озверевших морских тварей.
Не знаю, сколько времени прошло с того момента, как началась эта борьба на выживание. Но за это время моя старушка лишилась четырех пушек, одного кормового фонаря, стекол в моей каюте и части обшивки. Команда тоже слегка поредела. Но, наконец, мы покинули Осьминожьи воды с небольшими повреждениями всех трех кораблей и с незначительными потерями в командах. А вот насчёт последней преграды, о которой не было указаний на карте, никто ничего не знал…
Корабли спокойно шли по проливу Смерти. Честно говоря, у меня было подозрение, что нас не ожидает в этом проливе ничего хорошего… Но чтоб такое…
Внезапно в двух милях от моего корабля поднялась огромная хищная морда на длинной шее. Она немигающим взглядом смотрела на приближающиеся к ней корабли. «Морской Змей… О боже, только не эта тварь!» - подумалось мне. Ведь появление Морского Змея – все равно что, предзнаменование смерти… И из-за него великое множество кораблей сейчас покоится на дне этого пролива…. Теперь мне стало ясно, за что это место так назвали. Да, это действительно был пролив Смерти…
«Но ведь должен же быть выход из сложившейся ситуации? Даже у самых свирепых чудищ имеются свои слабые места… Или…» - тут мне показалось, что у меня зрительные галлюцинации: рядом с «Чёрной Жемчужиной» шла… «Беладонна»! Да, она была призрачной… «Только… Как это вообще возможно? Ведь она же затонула у подхода к Русалочьим водам во время сражения с ост-индцами!»
Но «Беладонна» шла прямо на этого Морского Змея. И… он, не выдержав, издал какой-то булькающий звук и скрылся под водой. Я с благодарностью посмотрел туда, где должна была быть «Беладонна», но призрачная шхуна растаяла в воздухе так же быстро, как и появилась.
Я с облегчением вздохнул: основная часть нашего пути была пройдена. Но теперь оставалось ещё одно испытание – сражение с Шипящим Ужасом и дорога к этим самым сокровищам острова Затерянных Душ…
***
…Джек утер усы и, глядя в пространство, замолчал.
- Да-а-а-а-а, вам не позавидуешь… Столько всего пережить… - покачал головой Дениэл.
- Да, но это всё было ничто по сравнению с самим Шипящим Ужасом… Вот это действительно жуть… - покачал головой капитан.
- Но вы все же прикончили его, да? – спросил кто-то из любопытных молодых матросов.
- Слушайте дальше… - Джек отпил из кружки рома и продолжил свою историю…

0

7

Глава 7.

Наконец, наша небольшая флотилия достигла острова Затерянных Душ. Матросы спустили паруса, наши суда бросили якоря, и от их бортов отделились три шлюпки, в которых находились я, Морган, Джонатан и по десятку ребят с каждого корабля. Ведь неизвестно, каких размеров окажется эта тварь, именуемая Шипящим Ужасом, а потому лишние бойцы никак не могут помешать в таком опасном предприятии…
Спустившись на берег, наш отряд, который я возглавил, отправился в джунгли вглубь острова. С трудом прорубаясь сквозь почти непролазные заросли каких-то низких пальм с широкими листьями, к вечеру мы прошли около одной пятой всего пути. Видя, что ребята устали, я крикнул:
- Остановимся здесь на ночлег! Мало ли, какие ночные твари водятся в этих джунглях…
Весь отряд расположился на поросшей травой опушке леса, постелив на землю свои плащи. Я же отправился на поиски съестного: ведь того, что прихватили ребята из трёх команд, хватило бы лишь на них самих. Но их капитанам-то тоже нужно подкрепиться, чтобы продолжить путь с новыми силами с завтрашнего утра. Но то, что встретилось мне в джунглях, удивило даже меня, хотя я давно уже привык к внезапному появлению в непосредственной близости от себя всяких мифических созданий.
Итак, я, прихватив с собой мушкет, чтобы подстрелить какую-нибудь дичь, которая водилась в этих джунглях, шел по небольшой тропинке, внимательно осматривая окрестности на предмет кого-нибудь летающего, бегающего или, на худой конец, прыгающего, как вдруг… Я заметил движение впереди себя. Кто-то явно удирал от кого-то. Мелькнули золотистого цвета длинные волосы и белая рубаха. «Ага… Кто-то из местных. Что ж, если они тут живут, то они наверняка знают о Шипящем Ужасе», - подумал я, прежде чем броситься в погоню за этим существом. Оно же рванулось уже от меня в самую чащу джунглей, я побежал за ним. Минут десять я преследовал это существо, пока не догнал и с криком:
- Попался! – заключил его в свои объятья, так, что мы вместе с ним кубарем свалились на землю.
- Что вы себе позволяете! – послышался девичий голос.
Я удивился: это существо – девушка? В таких-то джунглях, где кроме ягуаров и анаконд мало кто водится?
- Может, вы слезете с меня и объясните, зачем вы меня преследовали? – спросила незнакомка.
Я почувствовал вину за то, что я так нехорошо поступил с ней, быстро поднялся и отряхнулся. Девушка ловко вскочила на ноги и вопросительно уставилась на меня. Но и я разглядывал её, не замечая взглядов этой барышни: она была стройной, статной, высокой девушкой. Золотистые волосы ниспадали на спину и доходили ей до середины спины, зеленые колдовские глаза смотрели на меня. Она была одета в обегающую рубашку, жилет, длинные штаны и мягкую кожаные туфли. За поясом торчало два коротких изогнутых клинка. Но меня повергло в шок то, что уши у этой девушки были заостренными.
- Вы… Вы эльф? – спросил я вместо того, чтобы объясниться с этой девицей насчёт того, почему это я её преследовал.
- Да, а что тут такого? А вот вы, ведь, человек? – она испуганно сжала рукой эфес одного из клинков.
- Поосторожней с этим, деточка. А то ещё ранишь меня нечаянно, и я останусь погибать здесь в полном одиночестве, - с сарказмом заметил я. – А ты ведь, как я понял, не собираешься причинять мне вреда?
- Нет. Но только вот вы, люди, ни перед чем не остановитесь, чтобы погубить Солнечных Эльфов, - ответила эта юная леди.
- Что? Такого бреда я ещё ни разу не слышал в своей жизни. Да нужны вы мне, мисс, как Дейви Джонсу – выпивка! - фыркнул я.
- А то, что люди однажды перебили практически всех эльфов, это уже не считается? Остались только мой отец и его клан лесных эльфов. А когда я немного подросла, мне рассказали, что ни в коем случае нельзя приближаться к людям, потому что они могут убить. Да если хотите знать, мы именно потому сейчас вынуждены скрываться здесь, в этих лесах, что люди начали совершенствовать орудия убийства… Вот как ваше… - она указала взглядом на мушкет, висевший за моей спиной.
- Нет, мисс, вас-то я точно не собираюсь убивать. Я лишь пошел на поиск дичи, чтобы подстрелить её на ужин, - объяснил я ей. – Кстати, вы мне так и не представились.
- Меня зовут Искра, - сказала эльфийка.
- Ну а меня – Джек, - представился я ей.
- И всё-таки, почему вы были один? Вы что, разве не знаете того, что здесь, в этих местах, обитает чудище по имени Шипящий Ужас? – в её зеленых глазах цвета молодой листвы отразились тревога и страх.
- Знаю. И именно поэтому я здесь: чтобы убить его, - кивнул я ей в ответ.
- Простым оружием его не убить. Нужен специальный кинжал. Тот, который был выкован в полнолуние… - девушка достала из ножен другой клинок. Он поражал своей красотой: изогнутое лезвие слегка отдавало синевой, да и рукоять кинжала отливала тем же цветом. – Вот он, Полумесяц. Клинок моего отца, Рубаки, - произнесла она.
- И что, этот клинок поразит Шипящего Ужаса насмерть? – спросил я, удивленно взирая на кинжал, который по длине был вдвое меньше моей абордажной сабли.
- Да… - уверенно кивнула она, серьезно глядя на меня.
- Что ж… В таком случае, я готов к этому испытанию. – Именно тогда мною было принято окончательное и бесповоротное решение.
- Но как? Он же убьёт вас!
- Искра, я уже один раз умирал. И после возвращения с того света я стал бессмертен… - мои глаза успокаивающе смотрели в глаза эльфийки.
- Ясно… То есть, получается, что вас невозможно убить? – спросила девушка-эльф.
- Ну, с некоторых пор, да, - кивнул я в ответ.
- Хорошо… Мать будет ругать меня за то, что я потеряла клинок, но… Нашему народу тоже спасу нет от Шипящего Ужаса.
С этими словами она передала мне кинжал вместе с ножнами. Я принял от неё этот клинок и повесил его на пояс.
- Клянусь вам, Искра, что я убью Шипящего Ужаса во имя вашего отца, - сказал я, и пошел к лагерю, совершенно позабыв про дичь.
- Удачи вам, Джек! И да помогут вам Всевышние… - услышал я на прощанье, когда пробирался сквозь заросли обратно к лагерю.
Ничего не объясняя по поводу того, почему это мне так и не удалось подстрелить никакой дичи, я положил мушкет на землю, после чего, постелив свой камзол и сев на него, вытащил из ножен Полумесяц. Клинок поражал своим изяществом и мастерством отделки: он как будто бы отсвечивал лунным светом даже в яркий солнечный вечер.
- Капитан Воробей, долго ли нам ещё идти до нужного места? – спросила подошедшая сзади Морган.
- Одну пятую часть пути мы уже прошли. Значит, нам идти ещё четыре дня. Но, видите ли… Мне нужно провернуть ещё одно дельце… - Я убрал Полумесяц в ножны. – Это касается той твари – Шипящего Ужаса… И я намерен прикончить его вот этим клинком, - с этими словами я похлопал по ножнам, в которых находился клинок.
- Этим? – послышались нотки удивления в её голосе.
- Именно, этим. Дело в том, что его можно убить только этим кинжалом, принадлежавшим одному эльфу по имени Рубака.
- Эльфу? – удивилась Морган.
- Да, эльфу. Эти бедолаги тоже страдают от чрезмерной агрессии Шипящего Ужаса, - кивнул я в ответ. – Но самое худшее то, что мы не знаем, где эта тварь обретается, - вздохнул я, укладываясь на камзоле и почти что, засыпая…
Полтора дня мы прошли без всяких приключений. Но вот в середине третьего дня пути мы столкнулись с той самой тварью, которую мне предстояло убить: с Шипящим Ужасом…
Мы шли по какой-то небольшой дорожке. Это было довольно странно для таких непролазных дебрей. И это было первой подсказкой того, что здесь скрывается нечто поистине ужасное. Наш отряд медленно шёл, озираясь по сторонам. По краям тропинки я заметил кости – обычные человеческие кости, обглоданные дочиста. И это страшило меня больше всего – ведь судя по этим останкам, Шипящий Ужас питался человеческим мясом. И вдруг… Стало так тихо, что я слышал, как бьется моё сердце. А также то, как в зарослях что-то шуршит.
- Будьте начеку! Эта тварь может наброситься с любой стороны…
Моя рука стиснула рукоять Полумесяца. Каким-то внутренним чутьём я понимал, что эта тварь где-то рядом. И вот…
Перед всем нашим отрядом предстал он – Шипящий Ужас. Огромная змее-кошка в два человеческих роста высотой. Чешуя монстра переливалась зелено-малиновым цветом. Из пасти торчали длинные острые клыки, а меж них мелькал раздвоенный язык. Желтые глаза, не мигая, смотрели на нас, черный зрачок из круглого превратился в тоненькую черную полоску. На мощных лапах росли не менее острые, чем зубы когти. Длинный хвост, тоже покрытый чешуёй, замер.
- Не шевелитесь… - в моей голове созрел план, как убить эту «змее-кошечку». – По моей команде бросайтесь врассыпную и отвлекайте эту зверюгу… – произнес я, ещё крепче сжимая рукоять Полумесяца. – Бегите! - крикнул я и тут же отскочил в сторону.
Шипящий полоснул когтями воздух там, где только что стоял я. Но змеюка сейчас же помчалась за кем-то из нашего общего отряда. Я ужаснулся: Шипящий гнался за Морган. Я побежал следом и, улучив момент, запрыгнул ему на спину. Зверюга, почувствовав на себе наездника, отвлеклась от преследования Морган и начала извиваться и прыгать, пытаясь сбросить меня со своей спины. Меня швыряло во все стороны, подбрасывало вверх, но я крепко держался за чешую этой твари… И понемногу пробирался по хребту к её голове. Ведь нужно было пронзить именно глаз Шипящего… Через некоторое время я всё-таки долез до морды этого зверя и, изловчившись, уселся ему прямо на нос.
- Ну что, тварь… За всех эльфов и людей, которых ты погубил… - произнес я, вонзая клинок в глаз Шипящего.
Зверюга взвыла от боли и рухнула на землю, испустив дух. Его туша при падении подняла целую тучу пыли. Я лежал на его носу, переводя дыхание. Всё-таки, это родео на Шипящем вымотало меня полностью.
- Спасибо вам… - услышал я знакомый голос Искры. – Честно говоря, я боялась за вас…
- Искра… Для меня нет ничего невозможного… - произнес я, тяжело дыша. – Я же капитан Джек Воробей! Смекаешь?.. – улыбнулся я, поднимаясь и вынимая кинжал из того, что некоторое время назад было глазом Шипящего Ужаса. – Вот, возвращаю… - Я протянул ей клинок.
- Не надо… Оставьте его себе. Ведь это вы победили Шипящего Ужаса… И значит, клинок по праву теперь принадлежит вам… - ответила Искра, возвращаясь обратно, в джунгли. – А теперь прощайте… - И она окончательно затерялась в лесной чаще.
Мои спутники ошеломлённо смотрели на меня, время от времени переводя взгляд то на тушу Шипящего, то окровавленный клинок.
- Ну что ж… Пойдемте дальше, господа. Причин для задержки у нас больше нет.
И я зашагал по тропе, сверяясь с курсом по своему компасу.
***
Джек замолчал, глядя прямо перед собой.
- Значит, вы всё-таки победили Шипящего? – спросил Дэниэл.
- Да, мистер Райдер. И я до сих пор храню этот кинжал – Полумесяц, как называют его Лесные эльфы, - и пират положил на стол клинок, отсвечивающий лунным светом. Рукоять, равно как и само лезвие клинка, было в присохшей к металлу крови Шипящего. – Вот он.
Семь пар глаз удивленно рассматривали клинок.
- И он действительно принадлежал тому самому эльфу? – Спросил, наконец, один из слушателей.
- Да. Но слушайте дальше: история ещё не закончена… - Джек отпил из кружки ром и продолжил свой рассказ. Слушатели затаили дыхание.

0

8

Глава 8.

Убив эту тварь, мы спокойно прошли остаток пути до того места, где, по рассказам моряков, хранилось сокровище, которое ещё никому не удавалось отыскать. Ребята спокойно брели за мной, но то и дело с опаской оглядывались. Мало ли кто может здесь таиться?
Пройдя через джунгли, мы вышли к пещере. Я ещё раз сверился с направлением стрелки компаса: он указывал вглубь этой самой пещеры. Зная, что мой компас никогда не врет, я повел туда своих ребят. Каково же мое было удивление, когда мы обнаружили, что сокровищница уже кем-то разграблена!
- Bugger! Дьявол побери тех, кто это сделал! - выругался я, осматривая сокровищницу на предмет каких-либо улик. И они нашлись – на полу лежало перо. Подняв его, я машинально понюхал его: запах может очень многое рассказать о владельце данной вещицы. А от пера за версту разило французским парфюмом. «Шеваль… Ах ты, морда французская! Голодранец чертов, теперь ты влип по-крупному, лягушатник ты улиточный! Мало того, что опять пересек границы моего владения, так ещё и воспользовался тем, что нам далеко идти и обчистил сокровищницу! Я этого так не оставлю!» - во мне закипал гнев на барона Атлантики. От накатившей на меня ярости я треснул кулаком по каменной стене пещеры, и только боль в содранных и отбитых пальцах, отрезвила меня. «Так, значит, надо возвращаться на корабли и догонять этого чертового француза… Ишь, прыткий какой!»
- Разворачиваемся и идем обратно на корабли. Но перед этим – соберите все, что осталось, - приказал я.
Ребята принялись подбирать монеты, оставшиеся драгоценные камни… К вечеру, облазив всю сокровищницу, мы наскребли с полтора мешка монет и драгоценностей.
- Заночуем в этой пещере, а на рассвете двинемся в обратный путь… - сказал я, когда мы покинули сокровищницу и вышли к выходу из пещеры. Отряд расположился на каменном полу пещеры, я же остался сторожить разведенный костер. Подкидывая в него хворост, я размышлял о том, что я выскажу этому французу. И вдруг я почувствовал, что кто-то сел рядом со мной.
- Джек…
- Искра? Но ты же ушла тогда… - принялся я, было, удивляться, но эльфийка прервала меня:
- Я же вижу злость и гнев в твоем сердце. Но эта сокровищница ещё не пуста…
- Искра, я, конечно, всё понимаю, но сокровищница пуста. Мы выгребли всё, что не смогли унести эти ч-чертовы французы.
- Нет, не всё, - Искра вынула из-за пазухи небольшую шкатулку.
- И где же это хранилось? – с любопытством спросил я у неё.
- В стене сокровищницы, - Искра открыла шкатулку, и пред моими глазами предстали три драгоценных камня, каждый с кулак величиной: рубин, изумруд и сапфир. Причем первый был в форме сердца, второй – в форме треугольника, а третий – в форме восьмиугольника.
- Мда уж… Святая троица… Эти камни стоят больше, чем любые сокровища мира… Говорят, что их может извлечь человек с чистой душой и благими намерениями… Что ты и сделала…
- Но мне эти побрякушки ни к чему…
- А ты уверена?
- Как никогда в своей жизни, - ответила Искра.
Я замолчал – сказать было попросту нечего. А сотрясать воздух понапрасну я не хотел. Эльфийка, посчитав моё молчание окончанием разговора, встала и ушла. Я спрятал шкатулку в походный мешок и, напевая себе под нос всякие разные песни, скоротал время до утра.
На рассвете наш отряд двинулся в путь. Пятидневное расстояние мы прошли практически за три дня – почти не делая привалов на обед, завтрак, ужин и не останавливаясь на ночь. Вечером третьего дня мы вышли на берег, где погрузились в лодки, каждая из которых отчалила к своему кораблю. Однако это были ещё не все сюрпризы – около моей «Чёрной Жемчужины» покачивалась «Прелестница»… Как я и предполагал...
Поднявшись на борт своего корабля, я, уставший за эти три дня, как ломовая лошадь, добрел до своей каюты. Войдя в неё, я повесил мешок куда-то на гвоздь, вбитый в стенку каюты. Скинув порядком мне поднадоевший камзол, я повесил его туда же. Развернувшись, я остолбенел: на столе стояли свечи, вино и два бокала – посудина, очень редкая для обращения на кораблях. Естественно, одни лишь французы изловчились и приспособили бокалы к их жизни на корабле. Из полумрака каюты показался Шарль – расфранченный в пух и прах. «Франт несчастный, сейчас ты у меня получишь, зараза ты этакая!» - только и успел подумать я, как услышал с его стороны ласковое:
- Не се’дись на меня, Джекки… - такой тон француза поставил меня в ступор. Я же на том совете видел и слышал, как Шарль ведет себя: довольно-таки серьёзно! И вот то поведение, которое сейчас демонстрировал мне Шарль, и то, которое я видел на Совете – никак не могло быть Шарлем де Шевалем. Или он – двуличный?
- Э-э-э-э… Шарль, ты, случаем, владениями и кораблем не ошибся? – спокойно спросил я у него.
- Конечно же, нет, Джекки… - он сделал несколько шагов по направлению ко мне.
Я попятился назад, сохраняя между нами расстояние: кто знает, что взбредет в голову этому… этой заразе?
- Тогда объясни мне: какого черта ты опять забыл в МОИХ владениях на МОЕМ же корабле? – я подчеркнул голосом эти два слова, что бы это несчастное нечто, называемое Шарлем де Шевалем, наконец-таки убралось с моего корабля. – Или я тебя не предупреждал, что будет, если ты ещё хоть раз нарушишь границы Вест-Индии? – спросил я.
Лучше бы не спрашивал… Потому что от того, что пролепетал француз, у меня уши в трубочку свернулись.
- Так накажи меня…
От этой фразы я чуть ли не осел на пол. Теперь понятно, почему он сам себя называет голодранцем - он попросту любитель односторонних связей. И тут я почувствовал, как он мягко притянул меня к себе. Чувствуя его дыхание (причем без свойственного пиратам перегара) на своей коже, я окончательно разозлился – что он вообще себе позволяет?!
- Отпусти меня, - предупреждающе прорычал я на него, давая понять, что я не шучу.
- Non, - послышался ответ с его стороны, и он ещё сильнее прижал меня к себе. А говорят, что французы – неженки. Сейчас я понимал, что это все одни сплошные враки, так как от таких объятий у меня сперло дыхание. Я почувствовал нежное прикосновение его губ к моим.
«Зараза! Чтоб тебя подбросило, протащило через киль с десяток раз и разорвало на тысячи мелких кусочков!» - я отпихнул от себя француза, берясь за шпагу. Тот с обиженной физиономией смотрел на меня.
- А ну, выметайся из моей каюты. ЖИВО! – прорычал я, наставляя на француза пистолет.
Вместо того чтобы мирно извиниться и выйти, тот спокойно подошел, откинул пистолет в один из углов каюты, после чего провел по моей щеке ладонью и ответил:
- Не се'чай на меня… Я же вижу, что в глубине души ты такой же, как и я…
- Шарль, я, конечно, все понимаю, но я не такой. Далеко не такой. Извини, но я не такой сексуально-озабоченный, как ты, и не кидаюсь на все, что движется. Так что уходи подобру-поздорову отсюда, голодранец, пока я не велел своим ребятам «Прелестницу» разнести из пушек к чертям собачьим да тебя самого на корм рыбам не отправил.
Но, оказывается, этому французу, что в лоб, что по лбу – всё одинаково, так как он сгреб меня в охапку и я почувствовал, как он с непривычной для французов страстью принялся целоваться. Единственный способ заставить его уйти с моего корабля – это не дать ему окончательно затянуть меня в грязные сети однополой любви. Поэтому, я, с трудом выпутавшись из его объятий, схватил его за воротник камзола и поволок это чудо к выходу. Выйдя из каюты, я, на глазах у двух команд перетащив упирающегося Шарля на «Прелестницу», передал его старпому с этого корабля.
- А теперь дуйте отсюда на всех парусах! И что бы я ни вас, ни вашего корабля, ни тем более тебя, Шарль – не видел в водах Вест-Индии! – предупреждающе крикнул я и удалился обратно на свой корабль.
- Сняться с якоря! Поднять паруса! Полный ход за «Прелестницей»! – я решил проследить за тем, как этот корабль покидает мои территориальные воды.
Не помню, сколько дней я гнал бриг барона Атлантики до границы, но через несколько суток «Прелестница» покинула воды Вест-Индии. Я, дав прощальный залп из бортовых орудий, тем самым предупредил Шарля, чтоб он больше на мою территорию и носа не показывал. Иначе Атлантика лишится своего барона…

**********

- А вы все же не захотели становиться таким же, как и он? – спросил кто-то из слушателей.
- Да. Я тоже иногда перегибаю палку в «науке страсти нежной», но ведь всему есть предел, верно? – хитро ухмыльнулся Джек, смотря на сразу притихших слушателей.
- То-то же. И с тех пор Шарль боится соваться в Вест-Индию... Ну, на Совете эта история всплыла из-за болтливого языка барона Атлантики, но мне удалось убедить всех, что это не более чем сплетни. - Капитан поправил сползшую на лоб треуголку и продолжил свое повествование.

0


Вы здесь » "Черная Жемчужина" » Проза » "Сокровища острова затерянных Душ"