"Черная Жемчужина"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » "Черная Жемчужина" » Проза » "Миссия не выполнима"


"Миссия не выполнима"

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

Название: Миссия не выполнима
Авторы: Мирэ ля Мэр и Элеонора Вуоль
Бета: Элеонора Вуоль и Microsoft Word
Жанр: общий, юмор
Рейтинг: варьируется от PG-13 до R.
Предупреждения: бойтесь и страшитесь! Джек все-таки женится!
Содержание: Всем известно, что капитан(!) Джек Воробей — известный пират, известный пьяница и известный... бабник. Давние подруги — Элеонора и Мирэ по просьбе Элизабет заключают с Каллипсо зделку — они просят морскую богиню вернуть с того света коммодора Джеймса Норрингтона. Ответным условием Каллипсо (которой, видимо, было не чуждо чувство юмора) стало ни много ни мало — женить капитана Джека Ворбья...
Статус: все еще пишем...
Дисклеймер: В общем, ясна колода, что все тут не наше и денег нам за это не дадут... Но моральное удовольствие — это святое!

            Пролог.

Вечер… Месяц раскрыл дверь и выпустил звезды, которые рассыпались по черному сукну неба, как белый бисер. В воздухе смешались самые разные ароматы: цветов и дыма, травы и сосен, воды и прогретого солнцем песка. Пели птицы, в воздухе шуршали крыльями летучие мыши, ленивые волны облизывали берег как ребенок леденец.
На берегу сидели две девушки, державшие в руках бутылки с ромом. Одна девушка прикладывалась к бутылке часто, смакуя добрый карибский ром, наслаждаясь каждым глотком. Другая прикладывалась к бутылке крайне редко и пила не так много. Казалось, её не так опьянял ром, как пейзаж вокруг.
— Думаешь, он все-таки приплывает?
— Да, Она мне обещала.
— Она и Дэйви Джонсу обещала!
— Это не то, поверь!
— У меня, кроме веры, ничего не осталось. Не дай мне и её потерять…
На горизонте появился огонек. Волны, словно взбодрившись, начали нарастать. Огонек приближался к суше очень быстро. Около двадцати минут прошло, пока корабль не подошел достаточно близко к берегу. Черные паруса, казалось, закрыли собой полнеба. С корабля спустили шлюпку, которая стала приближаться к земле. В лодке сило три мужчины. Вскоре люди сошли на берег.
— Пошли — коротко бросила одна из девушек и двинулась в сторону окраины порта Роял.
Вышедшие из лодки встретились с девушками и направились в город. Когда одна из девушек отошла на достаточное расстояние (она, видимо, была проводником и шла впереди всех), мужчина обратился ко второй девушке.
— Как она?
— Она хочет как можно быстрее разобраться со всем этим и уплыть. Джек, можешь и не мечтать. Она уже никогда никому не довериться. И вспомни, что ей пришлось пережить из-за нас всех…
— Но не может же она быть так холодна ко мне!
— Она может. И поверь, лучше её не надоедать… С ней тяжело ладить в последнее время. К тому же, её сестру недавно повесили…
Над головой говорившей просвистела пуля. Это шедшая впереди девушка обернулась и выстрелила аккурат несколькими дюймами выше лба второй девушки. Стрелявшая дунула на дымившееся дело мушкета, повернулась, и как ни в чем не бывало, пошла дальше.
У входа в город их ждала леди в черном плаще. Первая девушка молча переглянулась с леди и прошла чуть дальше — стоять на стреме. Леди повернулась к одному из стоящих перед ней мужчин. Они молча простояли несколько минут, но потом мужчина не выдержал. Он подбежал к леди и обнял ее. Двое мужчин переглянулись, повернулись к паре спиной, и присели на ближайшем камне.
— Раз в десять лет — это слишком мало…— грустно улыбнулась Мирэ ля Мэр.
— Но это лучше, чем никогда, — ответила ей Элеонора Вуоль.


            Глава 1.

Шторы раздвинулись. В комнату проник дневной свет. Мирэ сощурилась и накрылась одеялом с головой. Ранние пробуждения (не важно от кого и чего!!!) были для нее мучительны.
Отец Мирэ был пиратом. Ему, о счастье, удалось дожить до старости и даже нажить немало денежек… Настолько «не мало», что он смог купить дворянский титул, земли и обзавестись семейством. Сам бывший пират, он был убежден, что его дети должны стать приличными людьми. Однако к Мирэ это убеждение было не применимо. Попытка выдать её за старого, но очень богатого вельможу успехом не увенчалась — девушка сбежала из дому, решив продолжить отцовское дело. Из изнеженной белокожей девицы она превратилась в хитрую загорелую женщину.  Десять лет Мирэ путешествовала по разным странам и однажды встретила Элеонору Вуоль. Единожды встретившись, девушки решили не расставаться и стали путешествовать вдвоем. Любимым ее оружием стал сингапурский меч, который для нее сделал один знакомый кузнец.
Элеонора же была полной противоположностью Мирэ. Спокойная и задумчивая девушка, она могла за минуту зарубить трех человек. Её прошлое скрыто вуалью тайны от посторонних. Даже Мирэ, свoей названной сестре, она не рассказала всего.
Элеонора Камилла Вуоль. В отличие от Мирэ, Эли была потомственной дворянкой и по линии отца и по линии матери. У отца Элеоноры был взрывной темперамент, да и матушка, хоть и вела себя так, как подобает истинной леди, чрезмерной скромностью и смирением не обладала. Родители лишь тихо удивлялись, в кого их дочь росла такой скромной и безропотной. Дивились до того самого часа, когда Эли собралась и сбежала из дому, прихватив с собой некоторые необходимые вещи и оставив родителям прощальную записку. Вот тут была их схожесть с Мирэ — обе девушки бежали от нежеланного брака. Только вот Элеоноре не то что бы жених не нравился. Она, собственно, не удосужилась поподробнее узнать о том, кого отец выбрал ей в мужья. Человек был хороший, в этом сомневаться не приходилось, зная о безбрежной любви отца к собственной дочери. Только вот Элеонора уже была влюблена в человека, на её брак с которым отец согласия не дал бы, не смотря ни на что. И Элеонора Вуоль сбежала, отправившись на поиски своего возлюбленного, который странным образом исчез из города…Найдя свое возлюбленного, Элеонора узнал весть, которую ни как не могла назвать для себя радостной — её возлюбленный любил другую и уже был назначен день свадьбы. Совет да любовь…  А Эли поехала искать утешения во Францию, где ни что не напоминало бы ни о том человеке, ни о времени, проведенном в его поисках. И как раз во Франции Элеонора повстречала девушку, которую назвала своей подругой, а после и названной сестрой — Мирэ ля Мэр.
Но вернемся в  то утро…
— Мирэ, пора вставать! Нас ждут.
— И слышать ничего не желаю! Потуши свечи!
— Уже утро и свечи ни к чему.
— Тогда потуши утро и дай мне поспать!
Элеонора отвернулась и, как бы в сторону, сказала:
— Сколь прекрасным может быть пробуждение от ведра холодной воды. Всего одно и…
— Все, все! Намек принят к сведенью! Иду одеваться…
Через пару минут, причесанная и ухоженная, Мирэ стояла в проеме дверей. Девушки направились в небольшое родовое поместье рода Лебедей (Swann). Встретить их вышла хозяйка и какой-то странный монах, волосы которого были заплетены в косички, а некоторые зубы были золотыми. Ветер все время скидывал капюшон монаха и, наверное, даже самый последний стражник догадался, что в порту гостит Джек Воробей. Впервые за все время своего присутствия в порту Мирэ улыбнулась. Джек, возликовав, пропустил очередной порыв ветра. Капюшон сдуло напрочь. Стражники у ворот поместья уже открыто подхихикивали. Элеонора осуждающе покачала головой.
— Давайте лучше пройдем внутрь, — предложила Элизабет.
— Мы только «за»! — ответили подруги. Мнение Джека никого не интересовало. Пока не интересовало…
День выдался жарким. Компания прошла на веранду, где царила прохладна и тень. На стоящем на веранде столике уже стояли бокалы с вином. Все сели за стол. Джек скинул рясу монаха и стал жадно пить вино.  После нескольких минут молчания, Элизабет решила перейти сразу к делу.
— Мирэ, наша сделка осуществилась. Ты получишь свое вознаграждение, как только пожелаешь. Но, прежде чем покинуть порт, скажите, что потребовала Калипсо взамен на эту услугу?
Мирэ садистски улыбнулась и сказала сахарным голоском:
— Джек…
— Что?
— У меня для тебя есть новость…
— И какая же?
— Ты… должен… — Мирэ вставляла между словами долгие паузы и с каждым словом придвигалась все ближе к предвкушающему нечто Воробью — найти…
— Что? — Джек уже четко знал, чего хочет, и это можно было хорошо понять, лишь взглянув на его лицо.
— …себе невесту. — Мирэ резко перестала придвигаться к Джеку и остановилась, с довольным выражением лица глядя на Воробья, который не мог выговорить и слова от удивления.
Элизабет поперхнулась вином.

+1

2

Ух ты! Девченки молодцы:)
Так. А где обещанный мальчик у штурвала?? Хочу мальчика у штурвала!!!!!

0

3

Niko-Neta написал(а):

Так. А где обещанный мальчик у штурвала?? Хочу мальчика у штурвала!!!!!

Это стеб над слэшэм) Да и он тут не к месту) Если Эли разрешит, я напишу эту иссторию :writing:  :crazy:

0

4

Глава 2.

Образованную общим замешательством, тишину  разорвал стук шагов. На веранду вошел коммодор Норингтон. Когда его посветили в проблему (пока коммодору рассказывали, Джек трижды пытался сбежать, но был остановлен бдительной Мирэ),  Джеймс громко рассмеялся, «добив» несчастного Джека.
— По-моему легче остановить эскадру кораблей с помощью одного мушкета, нежели женить этого пирата!— заявил Норингтон, садясь за стол между Мирэ и Джеком. Воробей состроил недовольную гримасу, лицо Мирэ осталось невозмутимым.
— Но я не согласен!— громко объявил Джек.
— Ты не согласен быть евнухом?
— Цыпа, ты меня путаешь! Речь шла о женитьбе.
— Так вот, тебе придется выбирать между женитьбой и евнушеством. Кстати, я уже договорилась с одним султаном… Он с радостью примет тебя в гарем следить за его женами, в случае «чик-чика»!
— Сколько у нас времени?— прервал возмущенные вопли Джека коммодор.
— Два месяца…— спокойно ответила Элеонора.
— Евнух или женат… Женат или евнух…— задумчиво мямлил Джек.
— Женат, женат!— наконец посочувствовала Мирэ.
— Мирэ…— задумчиво улыбнулся пират, глядя на нее.
— Посочувствовала, называется — пробубнила себе под нос Мирэ.
Прерывая бессмысленный обмен колкостями, Элеонора привстала и сказала:
— Я знаю, где можно найти ему жену!...

— Дамы! Джек Воробей обидел вас? Он посмел посягнуть на вашу честь, ваши деньги или ваш бриг? Только сегодня у вас есть уникальная возможность стребовать наконец-то с него все причитающееся! Ведь как честный человек, он обязан жениться на одной из вас! И только сегодня Джек гарантированно никуда не убежит… — с вдохновением вещала Мирэ, стоя на каком-то пустом ящике. Тортужанки внимательно прислушивались к речам пиратки, подходили ближе, становились в очередь…. Очередь казалась бесконечной. Конечно, многие знали о похождениях Воробья на Тортуге, но что Джек успел задолжать СТОЛЬКИМ девушкам даже и не подозревали.
Очередь шла от маленькой комнаты в одном из домов Тортуги. В комнатке сидел Джек и приставленный к нему «для сохранности» Барбосса. С каждой из женщин Джек проводил короткую беседу, но, не смотря на все неубывающее количество девушек, Воробью «не понравилась» еще ни одна. Перед комнаткой стоял коммодор, который «отбирал» девушек, не пуская в комнату слишком старых и страшных.
Джек сидел с обреченным выражением лица, мысленно перемывая косточки Калипсо. Поговорить с очередной женщиной, которой он «задолжал» было не сложно. Гораздо сложнее было объяснить Барбоссе, чем ему, капитану Джеку Воробью, очередная кандидатка не понравилась…

— Горбатая!
— Да она стройна, как сосна!..
— Ага, наполовину подкошенная и кривая!
— Следующая! — крикнул уже готовый к очередным комментариям Барабосса.
В комнату вошла Мирэ. Джек удивился. Джек ОЧЕНЬ удивился. Джек МЕГА… гм, пардон, тогда еще так не выражались…А может и выражались, но… В общем, удивлению Джека не было предела.
— Тоже попытать своего счастья решила? — ухмыляясь спросил Барабосса.
— Я согласен! — без промедлений ответил Джек. Мирэ лишь чуть приподняла правую бровь и заметила:
— Я только зашла сказать, что на сегодня прием окончен. Та «горбатая» была последней. Мы с Эли отправляемся спать. Я сильно устала, и голос уже осип, словно у матроса со стражем! Причем регулярно выпивающего…
Джек вздохнул облегченно–разочаровано. Ни одна девушка ему не понравилась, но на сегодня «каторга с сеансом оплеух» окончены и можно расслабиться, что бы завтра снова открыть «лавочку».
Дверь скрипнула и в комнату заглянула Элеонора.
— Так ты здесь, Мирэ… — Эли чуть улыбнулась, взглянув на подругу, — Как прошел день, Джек? Ни одна не понравилась?
— Нет — коротко ответил Воробей. После всех сегодняшних бесед он стал неспособен к длинным речам.
— Слушай, — сказала Элеонора осторожно и, как могло показаться, чуть испуганно — А я тебе не подойду в качестве невесты?
Джек очень сильно удивился второй раз за вечер. Мирэ развернулась и посмотрела на Эли, и величиной глаз госпожа ля Мэр могла поспорить с Джеком.
— Пожалуй, это я тебе не подойду. — так же осторожно ответил Джек.
Элеонора лишь пожала плечами, сказала Мирэ, что ждет её, и вышла из комнаты, ничуть не огорченная отказом.
Вечера после таких тяжелых дней они любили проводить в не безызвестной  таверне «Золотая рыбка». Сегодня Мирэ просто валилась с ног и лишь тихо хрипела в ответ на вопросы и реплики Эли. Но тут всплыла одна тема, которая заставила Мирэ пустить все оставшиеся силы на ответ Элеоноре…
— Мирэ, я вижу, что ты любишь Джека до сих пор… Почему же ты не согласишься?
Мирэ на удивление отчетливым и уверенным голосом ответила:
—Да, я люблю его до сих пор… Но он меня не любит. В голове у него вертеться лишь одно. Вдоволь со мной пожив, он начнет ходить налево и на право… Зачем же я ему и он мне?
Элеонора лишь пожала плечами…

Очередь, казавшаяся бесконечной, все же подошла к концу. Последняя тортужанка, которой Воробей задолжал, покинула комнату. Джек же продолжал оставаться необрученным, что усложнило жизнь всей честной компании. Эта компания сидела на втором этаже в доме, где ранее была "лавочка" для выбора невесты капитану Джеку Воробью. Сам капитан, совершенно не огорченный продлением своей холостяцкой жизни, мирно попивал ром. Прочие собравшиеся были задумчивы и грустны. Справиться с проблемой всем хотелось побыстрее, однако центральная фигура все усложняла. К тому же, мало кто имел понятие, где теперь искать невесту капитану "Черной жемчужины".
Если Воробей улыбался, насвистывал веселую мелодию и во всю получал удовольствие от ситуации, то прочие метали взгляды то друг на друга, то на капитана.
В итоге, напряжение достигло своего апогея, и Барбоса устало выдохнул:
— Так где же нам найти невесту сему… достойному человеку?
— Может еще на Тортуге поискать? – робко предположила Элизабет.
— Сколько женщин ты не предлагай, этому прохиндею ничем не угодить. Разве не видите, господа, он просто не хочет жениться, - сказал Норрингтон.
Джек поднялся со стула, на лице его играла веселая, но очень недобрая ухмылка.
— Господа, а вы не можете предположить, что я сейчас просто-напросто уйду, и не быть мне ни мужем, ни евнухом. И никто из вас не сможет меня остановить.
С этими словами Джек резко достал мушкет и наставил его Джеймсу в лоб. Еще до общего сбора, капитан успел изрядно "отпраздновать" продление своей вольной жизни. От рома, выпитого уже в компании, Джек окончательно захмелел. Слегка пошатывался капитан, "плясало" и дуло мушкета, однако, продолжая смотреть Норрингтону в лицо.
— Опусти оружие, идиот! От судьбы не уйдешь! — резко сказал Барбосса.
— А я не прочь еще побегать, — ответил Джек слегка заплетающимся языком.
Последующие события произошли почти молниеносно. Сидевшая рядом с Воробьем Элеонора, до этого момента очень бледная и спокойная, резко вскочила, отводя руку с мушкетом вверх и в сторону, при этом невольно оттолкнув капитана от стола. Джек непроизвольно нажал на курок, но пуля улетела вверх, никого не задев. Опешивший от рома и неожиданного действия девушки, капитан слишком сильно оттолкнул её, сам сделав еще одни шаг от стола. Элеонора упала на пол. Мире сорвалась со своего места, но Норрингтон оказался быстрее. Коммодор попытался скрутить Джека, однако Воробей сдаваться просто так не желал. Завязалось то, в чем, будучи противницей Джека, собиралась поучаствовать Мире, вскакивая со стула, — мордобой. Воробей, несомненно, имел немалый опыт в драках, однако Джеймс тоже был не лыком шит. Потасовка грозила затянуться.
— Хватит!!! — закричала Элизабет.
Однако дерущиеся мужчины не спешили прислушаться к голосу аристократки и разума. В конце концов, Джек был оглушен Мирэ, использовавшей для этого непростого дела ближайший стул. Самым сложным было именно оглушить, а не убить Воробья и  не задеть при этом Норрингтона… Синяки и ссадины которого уже осматривала Элеонора, ничуть не пострадавшая от падения.
— А давайте его повесим? — задумчиво предложил Гектор.
— На стену, — мрачно кивнула Мирэ, — вместо ковра.
    Оглушенный Джек лежал на полу, не имея возможности поучаствовать в обсуждении своей дальнейшей судьбы.
— Вы шутите, — в интонации Элеоноры проскальзывали вопросительные нотки, однако общий тон был утверждающим, — а это показательный случай. Джек был и остается очень хитрым человеком. Он непременно…
— Попытается сбежать, — согласно кивнула Элизабет, — Мы должны предотвратить его побег. Калипсо не слишком ограничивала нас во времени, однако на ловлю Джека его не хватит.
— Сомневаюсь, что перспектива быть женатым подогреет его интерес к дальнейшему пребыванию в качестве жениха и заставит основательно призадуматься о выборе невесты этого подлеца, — брезгливо посмотрев на бесчувственного Воробья, произнесла Мирэ.
— Мирэ! — протянув руку к подруге, произнесла Элеонора, — Прошу, скажи проще. После этого потрясения мне сложно воспринимать столь извилистые речи…
— Он не хочет жениться и его не заставить. Нужно, что бы он просто сам этого захотел.
— Но как? — возвел глаза к потолку Барбосса.
— Человека не заставишь жениться против его воли, — чуть смущенно произнесла Элизабет.
— Я о том и говорю, —  вздохнула Мирэ. — Как бы склонить его к этому желанию?
— Нам нужно скорее выйти в море, — после недолгого молчания произнесла Элеонора, — Там у Джека будет гораздо меньше возможностей сбежать. Думать будем уже на корабле.
— Дельная мысль, — поддержал девушку Барбосса и усмехнулся, — Я прикажу хорошенько присматривать за шлюпками.

0

5

Глава 3.
(Рабочее название: Ночь любви, епта!)

Deep in the night I'm looking for some fun…

Корабль мирно плыл по волнам, в которых отражалось звездное небо ранней ночи. Огни Тортуги виднелись вдалеке. Джек Воробей, в бессознательном состоянии принесенный на корабль Норрингтоном и Барбоссой, мирно спал в запертой каюте. Ключи от неё были только у Гектора, который отдыхал от трудов праведных в капитанской каюте. В месте, принятом считать кухней, Мире ля Мэр, разрываемая внутренними противоречиями, пыталась найти ответ в глубине темных бутылок с ромом. Элизабет стояла на палубе, любуясь звездами и наслаждаясь ночным бризом. Её любимый был далеко, но все мысли стремились к нему… Тем временем, Элеонора Вуоль заканчивала осматривать и обрабатывать "боевые ранения", нанесенные Джеймсу Джеком. Однако девушка понимала, что закатанных рукавов и уже до неприличия расстегнутого ворота было мало. Не мог же Воробей бить только в лицо и руки! Элеонора была крайне смущена, впервые за долгое время. Она то краснела, то бледнела от одной мысли о том, что ей предстояло сказать. Все же, девушка нашла в себе силы и решимость. Глубоко вдохнув и выдохнув, она произнесла:
— Джеймс, снимите рубашку.
Коммодор молча посмотрел на мисс Вуоль с необычайным удивлением. Девушка залилась краской смущения.
— Это необходимо для осмотра. На теле могут быть синяки или ссадины, которые я не вижу через ткань…
Норрингтон, не менее смущенный, рубашку все же снял. Элеонора, все еще краснея, продолжила осмотр. Однако вскоре румянцу смущения на лице девушки уступила холодная сосредоточенность. Серьезных увечий, к счастью, не было. Быстро обработав имеющиеся синяки и царапины, мисс Вуоль позволила своему "пациенту" одеться.
— Джек крайне глупо повел себя сегодня. Я не ожидала от него такого, — задумчиво произнесла девушка, отвернувшись от натягивавшего рубашку Джеймса.
— Он хитрец, но любым хитрецам свойственно иногда совершать ошибки, — сказал коммодор, застегивая первую пуговицу.
— Ошибки? — со странно большим удивлением переспросила Элеонора, оборачиваясь. Впрочем, девушка тут же покраснела и вновь отвернулась, — Тогда, пожалуй, первой его ошибкой была связь с Мирэ. Но такие ошибки иногда нужно совершать… что бы чувствовать себя живым человеком.
Застегивавший третью пуговицу Норрингтон удивился тому обороту, какой приняла беседа. Однако это был удачный повод узнать интересовавшие его вещи, спрашивать о которых просто так могло быть неприлично.
— Мисс, а вы знаете, как именно он связался с этой пираткой?
— Конечно знаю, — улыбнулась Эли, — Они встретились в драке, в одном из многочисленных кабаков Тортуги. Страсть вспыхнула почти мгновенно, но они сходились достаточно долго… Обое привычнее к свободе, опьяненные ей, влюбленные в неё… Это и погубило любовь друг к другу. Страсть была утолена, но никто не хотел уступать, никто не хотел жертвовать своей свободой ради другого. Потому они и разошлись. До сих пор мучаются, но сделать ничего не могут. Они пираты, и слишком привыкли к своей свободе…
Элеонора замолчала. Лицо её было грустным, пальцы медленно перебирали кружево на платье.
— А вы? — негромко спросил Джеймс, — Вы тоже не нашли себе спутника жизни из-за любви к свободе?
Вопрос был несколько дерзок, однако Вуоль ответила спокойно.
— Я не пиратка, мистер Норрингтон. Да, мне приходилось надевать мужское платье. Да, мне приходилось плавать на кораблях, и сражаться, защищая свою жизнь и честь. Но я не отношу себя к пиратской братии. Я… просто еще не нашла достойного человека.
Девушка неожиданно вскинула голову и посмотрела в глаза внимательно слушавшему её коммодору.
— Вы ведь когда-то тоже искали достойную девушку, верно? — спросила она, улыбаясь при этом так тепло, что перекрыла горечь воспоминаний о былом.
— Да, — просто ответил Джеймс.
— Так и не нашли, верно? — Эли продолжала улыбаться, и Норрингтон никак не мог понять причину этой на диво ясной улыбки. Девушка сделала несколько шагов к коммодору, вопросительно глядя ему в лицо.
— Да, — вновь ответил мужчина.
Эли улыбнулась еще яснее и вдруг, одним резким выдохом потушила свечи, стоявшие рядом на столе. И тогда он все понял.

Качаясь из стороны в сторону, и вовсе не из-за плескавшихся за бортом волн, Мирэ преодолевала расстояние до капитанской каюты. Казалось, в это время все составляло ей слишком сложные преграды. То пол под ногами вскочит, то стена на середину дороги высунется, то дверь появится и исчезнет, когда она протянет руку к ручке…
Но вот — о чудо! — дверь не исчезла и даже соответствовала нужной каюте.
После третьего пинка ногой по двери, два из которых почему-то пришлись по ни в чем не повинным бокам стен, дверь все же открылась.
— Бери меня всю! — со смехом взвыла Мирэ, вваливаясь в каюту.
Из уютного полумрака каюты раздался нечленораздельный, но очень удивленный возглас.
—  Чеееегоооо? — все же оформился вопль.
— Я вся твоя, мой милый мальчик!
Из темноты раздался нервный смех. Милым мальчиком Гектора Барбоссу никто не называл вот уже сорок лет.
— Мисс, вы не ошиблись каютой? — осведомился он, глядя на пошатывающуюся Мирэ.
От неожиданности Мирэ осела на пол. Корабль стал шататься гораздо меньше.
— Джек! Подлец! Ты меня уже не узнаешь?!
Девушка попыталась встать, но корабль опять таки вильнул дугой, и она упала прямо на Гектора. Барбосса придержал девицу и крепко задумался. С одной стороны, возможность затащить её к себе в постель была весьма заманчива. Увы, второй капитан "Жемчужины" принадлежал к той редкой категории пиратов, у которых все же наличествовала совесть. Тяжко воздохнув, Барбосса покрепче ухватил Мирэ за талию и повел её в отведенную девушке каюту. Там он оставил на кровати начавшую дремать по дороге госпожу ля Мэр и вышел, надеясь провести остаток ночи в более спокойной обстановке.

И было утро. Ветер исправно надувал паруса, солнце еще только-только начинало греть, грозясь обернутся жаром к полудню. Однако все очарование этого утра блекло и меркло из-за дикого, почти смертельного похмелья. Мирэ ля Мэр сидела в своей каюте, приложив ко лбу намоченную в морской воде тряпицу. Девушка тихо бранила весь мир, аристократию, пиратство, простых и не простых людей, тех кто изобрел корабли, а особенно тех мерзких негодяев, которые изобрели ром. Элеонора же, сидевшая рядом с подругой, была счастлива и полна жизненной силы. Она весело щебетала, казалось, вовсе не обращая внимания на хмурую подругу с лицом "умри-все-живое".
— Ах, Мирэ, это было так романтично! Мы всю ночь сидели, взявшись за руки…
Госпожа ля Мэр приобрела нежный зеленоватый оттенок и зло покосилась на подругу.
— Мы разговаривали обо всем! О наших жизненных путях, о пиратстве…
На этом моменте Мирэ отчетливо почувствовала тягу сбегать и перегнуться через бортик, однако сумела сдержаться.
— Об аристократии…
Зеленоватый оттенок стал насыщеннее. Мирэ опасливо заозиралась по сторонам.
— Он настоящий джентльмен, Мирэ! Несмотря на потушенные свечи, он  не позволил себе никаких вольностей… Даже не поцеловал меня…
Последний факт, впрочем, кажется, немного огорчал Элеонору.
Мирэ кинулась из каюты. Мисс Вуоль поспешила за ней. Она придержала перегнувшуюся через борт Мирэ и, когда та выпрямилась, участливо поинтересовалась:
— А как прошла твоя ночь?
Мисс ля Мэр вновь перегнулась через борт. Затем утерла рот тряпицей, выкинула ту за борт и коротко отрезала:
— Отвратительнейшим образом. 
Эли покачала головой.
— Я думала, ты уже бросила так пить.
— А я думала, что каюту Джека успела запомнить получше…
Элеонора сжала губы в тонкую линию.
— Я надеюсь, что ты не уподобилась ему в пьяном состоянии и не наделала глупостей?
— К счастью нет, но Гектор меня запомнит надолго…
Вуоль удивленно приподняла брови. И в этот момент на палубу вышел Джек.
— О чем беседуете, Ципа? — обратился он к Мирэ.
Та хмуро посмотрела на него и вновь перегнулась через борт.
— О загробной жизни твоей черной пиратской души, — глядя куда-то вдаль, с абсолютно непроницаемым выражением лица произнесла Элеонора.
Джек с недоумением посмотрел на девушек, и был уже готов поинтересоваться причиной столь странных реакций на его вопрос… Однако в этот момент сзади раздался голос Гектора:
— О, я вижу, вы уже почти в порядке, госпожа ля Мэр.
Мире продемонстрировала все оттенки зеленого и в который раз перегнулась через борт. Барбосса понимающе хмыкнул. Джек продолжал недоумевать. Элеонора взглянула на Гектора. А тот подошел к уже выпрямившейся госпоже ля Мэр и негромко произнес:
— Не ставьте себе в вину поступки рома, мисс. В вашем возрасте мне доводилось попадать в куда более крутые переделки и неловкие ситуации, выпив несколько лишних стаканов.
Мирэ посмотрела на Гектора с любопытством и легким недоумением.
— Простите, — тихо-тихо сказала она, отводя взгляд. — Я не хотела ни оказаться, ни поставить вас в столь нелепое положение.
— Полно вам, — улыбнулся Барбосса, — редкому пирату удается совладать с ромом. А вы еще и продемонстрировали чудеса передвижения по кораблю.
Госпожа ля Мэр вновь подняла глаза на Гектора, хмыкнула… и неожиданно над палубой раздался дружный, громкий смех пирата и пиратки. Элеонора и Джек переглянулись, ничего не понимая…

+1

6

Мирэ Ля Мэр
Элеонора Вуоль
Очень очень неплохо дамы. Я, можно сказать, даже восхищен вами) *Легкий поклон*

0

7

Очень лестно слышать позитивные отзывы)
Спасибо)

0

8

Вообще-то я не литературный критик, но... По порядку: плюсы --
а) Злая, наивная и, как мне показалось, несколько сырая, но вполне адекватная и остроумная сатира.
б) Явенствующее наличие фантазии и красивых душ у авторов.
в) Небанальность и жизненность идеи (то есть, обывателям понравится) :yep:
Внимание, МИНУСЫ:
а) _С маниакальной жаждой крови_  ГР-РАМ-МАТИКА!!!!!!!!)) Нет, серьезно, бешенство на почве стилистических ошибок я унимала с помощью констатации факта незрелости стиля, но... ГР-РАМ-МАТИКА!!!! :mad:
б)Отсутствие окончания.

Отредактировано Flame (2012-02-28 22:36:36)

0

9

Flame написал(а):

плюсы

Спасибо, приятно видеть такую критику.

Flame написал(а):

констатации факта незрелости стиля

Ой, я вас умоляю! *смеюсь* тут стиль не то, что незрелый - его тут нет и, рискну предположить, что в этом соавторстве никогда и не будет, потому что это произведение с таким авторским же составом уникальное и единственное.

Flame написал(а):

б)Отсутствие окончания.

Будем работать. Мирэ обещала, что мы еще подумаем (и попишем, мухахаха!) над этим.

0

10

Глава 4

—… И, с помощью обыкновенной чайной ложки, захватила корабль!
— Я слыхал о таком случае, но, право, удивлен, что такая хрупкая дама сумела так ловко обвести вокруг пальца опытных моряков, — Норрингтон покосился на лежавшую на столе ложку. Мирэ хмыкнула, взяла столовый прибор и легким движением руки отправила его в кратковременный полет, который завершился тем, что ложка благополучно воткнулась в щель меж досок двери.
— Впечатляет, мисс, — хмыкнул коммодор.
— Видели бы вы, как я управляюсь со шпагой, — хмыкнула в ответ Мирэ.
— Не сомневаюсь, мисс, что нахождение в обществе пиратов должно было научить вас защищать свою честь.
— А вам пристало думать, что у пиратов нет чести?
— Да, мисс. Но в том обществе, где мы с вами находимся, мне подчас трудно понять, кто тут пират, а кто — джентльмен, кто пиратка, а кто — леди…
"Элеонора — подумала Мирэ и хмыкнула, — это она его сбила с толку".
Пиратка и опальный коммодор сидели в комнате, отведенной под столовую. Баланда была на редкость мерзкой и Норрингтон счел, что как старика борода, так и соль эту дрянь не испортит. Быть может вкус станет хоть немного сноснее.
— Будьте добры, передайте соль.
— Не утруждайте себя. Эту дрянь исправит только перец, который, возможно, перекроет её вкус. Но перца у нас, увы, нет.
— С какой стати тогда вы держите кока?
Мирэ решила слегка подшутить над Джеймсом и как бы невзначай бросила:
— Элеоноре нравится…
Выражение лица коммодора не дало ей сдержать легкой улыбки, и пиратка деликатно добавила ту, недостающую часть предложения:
— … как он готовит. На вид…. Иногда…
Джеймс шутку не оценил и продолжил находиться в замешательстве. Мирэ поняла, что нужно как-то разрядить обстановку.
— Джеймс, скажите, что вы думаете о внешней политике Англии? — нарочно карикатурно-кокетливо произнесла госпожа ля Мэр. Норрингтон шутку вновь не понял, но хотя бы ответил:
— Признаться, я вовсе не думаю о политике в последнее время.
Водя ложкой по тарелке, Мире спросила:
—  Куда же устремлены ваши мысли, коммодор?
Ответить Джеймс не успел. В каюту явился Джек. Опасливо покосившись на торчащую из двери ложку, опальный капитан взглянул на Мире.
— Твои проделки?
Госпожа ля Мэр захлопала ресницами, умело изображая невинное непонимание:
— Это мне коммодор захотел свои способности метания предметов продемонстрировать!
Норрингтон подавился баландой. Джек скептически посмотрел на коммодора и вновь перевел взгляд на Мирэ.
— Не хочу прерывать вашу блистательную демонстрацию, но погода портится.
— Ты пришел, что бы поговорить о погоде? — пиратка приподняла бровь.
— Шторм будет, Мирэ.
Госпожа ля Мэр нахмурилась и, быстро встав из-за стола, направилась на палубу. Джеймс последовал за ней.

Начинающийся шторм грозил показать всю первозданную мощь стихии. «Жемчужина» качалась на волнах, которые в скором времени достигнут такой высоты, что бы заливать палубу.
Джек Воробей вышел наверх и удивленным взглядом проводил покатившуюся по палубе запечатанную бутыль с ромом. За бутылкой гналась Мирэ, пытаясь поймать убегающий ром и при этом не потерять собственное равновесие.
— Мирэ, ты чего? —  крикнул вдогонку Джек.
Ля Мэр ответила, не оборачиваясь:
— Это - последняя!
В глазах Воробья отразилось искреннее переживание за судьбу рома. Джек кинулся следом за Мирэ.
Заветная бутылка, казалось, успела побывать на всех горизонтальных поверхностях корабля. Видимо, ей тут не понравилось, и вместилище рома покатилось к борту. Корабль кренило уже так, что бутылка имела все шансы исчезнуть в волнах. С нечленораздельным воплем Мирэ рванулась за ромом на всей доступной скорости. Гектор, стоявший у штурвала, схватил оказавшуюся близко пиратку за руку, удерживая от опрометчивого поступка.
— Поплавать захотели, мисс?!
Ля Мэр не ответила, провожая бутылку печальным взором. Таким же взглядом проводил улетающий ром Джек, успевший вовремя остановиться без чужой помощи. Бутылка взлетела в воздух, темным пятном показавшись на фоне высоких волн… и была схвачена мартышкой, пролетавшей на канате. Впервые Джек Воробей почувствовал хоть какие-то нотки приязни к своему тезке. Однако потом бывший капитан «Жемчужины»  подумал, как тяжело теперь будет заполучить ром. Пожалуй, вытянуть из моря было бы легче…
Шторм набирал обороты. Волны хлестали через борт. Об управлении речь уже не шла – целью было удержать корабль на плаву и удержаться на нем самим. Барбоса вцепился в штурвал мертвой хваткой, понося матросов на чем стоит, при этом заливистая ругань удивительным образом сплетались с четкими командами. Мирэ вцепилась в канат, скользя сапогами по мокрым доскам палубы и ругаясь сквозь зубы. Размахивая руками, мимо пролетел Джек. Судорожно пытаясь то ли тормозить, то ли заворачивать, он впечатался грудью в штурвал и тут же вцепился в него, оказавшись нос к носу с Гектором. В кормовой части дела обстояли не лучше. Джеймс Норрингтон, вцепившись в ручку каютной двери, пытался обозревать палубу вопреки бьющему в лицо ветру и брызгам. Он увидел Элизабет, упавшую и безуспешно пытающуюся подняться. Ни мокрые доски, ни качающийся корабль не способствовали тому. Скорее женщина имела все шансы улететь за борт. В голове Джеймса лихорадочно выстраивался план, как помочь Элизабет и при том не улететь в море ни самому, ни вместе с ней. Он уже почти рванулся от двери, когда позади послышался крик. Норрингтон  обернулся. Он успел увидеть испуганные глаза Элеоноры Вуоль, а в следующий миг девушка исчезла за бортом. Джеймс быстро обернулся к Элизабет, но той уже помог один из расторопных матросов, крепко держащийся за канат. Норрингтон рванулся к борту, за которым скрылась Элеонора. Цепляясь за все, что попадалось под руку – а попадаться было особо нечему – с трудом удерживая равновесие при такой дикой качке, Джеймс оказался у борта. Ухватившись одной рукой за перила, а другой за очень кстати оказавшийся привязанным там трос, Норрингтон глянул за борт в море. Каким-то чудом Элеонора смогла уцепиться за один из столбиков бортового забора. Джеймс протянул ей руку, вытягивая девушку на палубу. Оказавшись снова на корабле, Вуоль крепко обняла своего спасителя – то ли благодарила, то ли держалась, доверяя человеку куда больше всех частей корабля, которые могли бы помочь ей удержаться на палубе…

Элеонору била нервня дрожь. Закутанная в теплый плащ, отыскавшийся где-то на «Жемчужине», девушка сидела на палубе, делая частые, но мелкие глотки из бутылки с ромом, врученной ей Гектором. Мирэ сидела рядом, участливо поглядывая на подругу. Глаза у Эли уже слегка затуманились, а дрожь все никак не проходила. Решив, что клин клином – шок шоком, в данном случае – вышибают, ля Мэр спросила:
— Отчего дрожишь? — и шепнув еще несколько слов подруге на ухо, выразительно посмотрела в сторону стоящего неподалеку Джеймса.
Элеонора посмотрела на пиратку круглыми глазами, перевела взгляд на коммодора, резко покраснела и абсолютно неожиданно икнула. Зато дрожать перестала.
— Мне не до того было! — ответила Вуоль возмущенно.
— Конечно-конечно, — усмехнулась в ответ Мирэ.
Элеонора фыркнула, делая большой глоток рома. Хлопнула дверь, на палубу вышли Барбоса и Джек, споря на ходу. Они постояли, указывая друг другу на какие-то морские приметы и знаки, понятные только очень опытным морякам. Долго что-то высматривали на горизонте, попутно меряясь длинной подзорных труб и в конце-концов снова ушли в каюту, пытаться выяснить, куда же занес «Жемчужину» проклятый шторм.
К Джеймсу подошла Элизабет. Это был их первый разговор после того, как Калипсо вернула Норингтона на этот свет.
—  Джеймс, я… хотела поблагодарить вас. За все, что вы сделали… И сейчас вы снова помогаете нам…
Норрингтон улыбнулся.
— Разве можно иначе, миссис Тернер?
Элизабет опустила глаза.
— Вы не обязаны были. Ни тогда, ни тем более – сейчас.
— Я полагаю иначе, —  просто ответил Джеймс.
Женщина вдруг вспомнила, как когда давно они стояли вместе на стене Порт-Рояла.
— Простите, Джеймс. Из меня не вышла достойная партия для настоящего аристократа… И еще раз – спасибо.
Элизабет быстро удалилась в свою каюту.

Спор Джека и Гектора достиг апогея, когда в каюту постучали.
— Простите, что отвлекаю, — с легкой иронией произнесла Мирэ, заходя в каюту, — Но где Элеонора?
— И бутылка рома, которая при ней была! — Джек повернулся к Барбосе.
— Вы её подруга, мисс Мирэ, вам должно быть это лучше известно.
— Стоило мне отойти на пару минут, как Эли исчезла, — Мирэ глянула на Джека —  вместе с бутылкой рома. Я обыскала весь корабль сверху донизу, но нигде её не нашла.
— Бутылку? — поднял брови Джек.
— Элеонору! — нахмурилась ля Мэр, — У неё с ромом проблемы покруче моих.
Гектор и Джек удивленными глазами уставились на Мирэ. Представить себе пьяную леди Вуоль было сложно до крайности.
— Куда уж круче?! — вырвалось у Барбосы.
Джек удивленно глянул сначала на Мирэ а потом на Гектора.
— Я чего-то не знаю?
Мирэ слегка замялась.
— Имел место один инцидент, но сейчас речь не об этом.
— А может, все-таки об этом?
— Нет, Джек. Инцидента покруче гм… нетрезвой мисс Мирэ мои нервы и «Жемчужина» могут не выдержать.
Выражение лица Джека стало еще более удивленным.
— Что у вас произошло без меня?
— Сейчас не важно, — со смущенной досадой отмахнулась ля Мэр, — Важно найти Эли.
— Это действительно так важно? — Гектор внимательно посмотрел на Мирэ, — После шторма у нас образовались большие проблемы, мисс ля Мэр. Неужели одна благовоспитанная девица, перебравшая рома, может быть столь опасна?
— Может, еще как, — Мирэ усмехнулась, — Ром для Элеоноры – тонкая пороховая дорожка, которая быстро горит, не причиняя вреда. Только ведет эта дорожка к целому пороховому складу, и кода доходит…
Лицо Гектора неожиданно стало задумчивым с ноткой какого-то странного чувства. 
— Вы искали её в личных каютах?
— В её – да!
— А в чужих?
Изменившись в лице, Мирэ быстро вышла.

Вечерело. Горизонт начинал медленно алеть, окрашивая своим цветом море. Коммодор Норрингтон вошел в свою каюту и с усталым вздохом прислонился спиной к двери. Сначала он ясно увидел закатное небо и море в окне. Потом, привыкнув зрением, разглядел привычно скупое убранство каюты. И лишь потом увидел фигуру, сидящую на постели. Элеонора Вуоль была грустна. Одна рука покоилась на колене девушки, другая же сжимала почти пустую бутылку. Элеонора повернула голову к вошедшему и спросила:
— Джеймс, вы со мной выпьете?
Усмехнувшись, Норрингтон подошел к девушке и мягко вынул бутылку из её руки.
— Нет, мисс. Да и вам на сегодня уже достаточно.
— Наверное…
Лицо девушки осталось таким же грустным и слегка отрешенным. Потом она вздрогнула и подняла взгляд на Джеймса.
— Вы меня спасли.
— Любой бы постарался спасти.
— Вы меня спасли, а я вас даже не поблагодарила…
Джеймс вдруг вспомнил, как недавней ночью они сидели с Элеонорой рядом. Она положила голову ему на плечо, и они беседовали, так и не перейдя на ты. Уже не совсем аристократы, еще не до конца пираты – люди, потерявшиеся между двумя крайностями, не нашедшие своего места в доступных этому времени определениях статусов и ролей.
— Вы с мисс Мирэ вернули меня в этот мир. Мой поступок может расцениваться как малая толика ответной благодарности.
— Вас вернула Калипсо. А мы с Мирэ только заключили с ней сделку, — Элеонора вдруг грустно хмыкнула, — Джеймс, а я ведь пьяна. Мне пить нельзя… Но других способов излечения нервов, тут, похоже, не знают…
Норрингтон пожал плечами.
— Вы ведете себя весьма достойно, как для нетрезвого человека.
Элеонора улыбнулась чуть мечтательно, прикрыв глаза. А потом резко встала с постели…

0

11

Элеонора Вуоль написал(а):

В хвостовой части дела обстояли не лучше.

Ну да, "Черная Жемчужина" - это ведь самолет...

Элеонора Вуоль написал(а):

Каким-то чудом Элеонора смогла уцепиться за один из столбиков бортового забора

... Который, конечно же, был под два метра высотой... Мисс(обе), то, что вы упомянули. носит гордое название "фальшборт"
О-огромней шее спасибо за продолжение*стиль нарисовался, "грам-матика" выздоровела от мэри-сьюшной болячки(чио редко, а потому ценно), сюжет разве что меня не заставит почувствовать себя обывателем... Ждем дальше и снетерпением, несмотря на неуважающую читателя концовку(а не конец!))

0

12

Flame написал(а):

Ну да, "Черная Жемчужина" - это ведь самолет...


Исправила.

Flame написал(а):

... Который, конечно же, был под два метра высотой... Мисс(обе), то, что вы упомянули. носит гордое название "фальшборт"

Эм... простите мою необразованность, но при чем тут его высота?
Каюсь, мы не сильны в корабельной терминологии, что, впрочем, и так видно.

Flame написал(а):

О-огромней шее спасибо за продолжение


Всегда пожалуйста. Сейчас работаем над дальнейшим продолжением

Flame написал(а):

выздоровела от мэри-сьюшной болячки


Возможно, авторы просто подросли)

Flame написал(а):

сюжет разве что меня не заставит почувствовать себя обывателем...


Эм... разъясни, а? Я снова плохо понимаю.

Flame написал(а):

Ждем дальше и снетерпением, несмотря на неуважающую читателя концовку(а не конец!))


Никто и не говорит, что это конец. Попрошу заметить, конец открытый.
Признаюсь честно, в изначальном варианте концовка у этой главы была другая. Однако, по трезвом размышлении и активном согласии Мире, мы решили оставить концовку именно такой.

0

13

Элеонора Вуоль написал(а):

Эм... разъясни, а? Я снова плохо понимаю.

Complimento))))))))). Помнишь, ты говорила о внимательности, придирчивости *от себя* невнимании к смыслу из-за того, что сюжет отвлек?. Данный сюжет отвлечь способен! :rolleyes:

Элеонора Вуоль написал(а):

Эм... простите мою необразованность, но при чем тут его высота?
Каюсь, мы не сильны в корабельной терминологии, что, впрочем, и так видно.

Просто по-морскому ширина, а по-прочему высота фальшборта должна быть равнамаксимум двадцать дюймов (очень приблизительно - 40 сантиметров), что, по-моему, не придает ему особой схожести с забором...

0

14

Элеонора Вуоль написал(а):

впечатался грудью в штурвал и тут же вцепился в него, оказавшись нос к носу с Гектором. В кормовой части дела обстояли не лучше.

Простите мою невнимательность, но в какой части корабля, по-вашему, находится штурвал???

0

15

Flame написал(а):

Complimento))))))))). Помнишь, ты говорила о внимательности, придирчивости *от себя* невнимании к смыслу из-за того, что сюжет отвлек?. Данный сюжет отвлечь способен! :rolleyes:


Вот это уже комплимент нам)

Flame написал(а):

Просто по-морскому ширина, а по-прочему высота фальшборта должна быть равнамаксимум двадцать дюймов (очень приблизительно - 40 сантиметров), что, по-моему, не придает ему особой схожести с забором...

Flame написал(а):

Простите мою невнимательность, но в какой части корабля, по-вашему, находится штурвал???


*ушла гуглить устройство парусного корабля*

0

16

Мэри-Сью, хотя и нетипичное... Тольо не обижайтесь, господа обыватели.

0

17

Rain, можно поподробнее? До вас о Мэри-Сью тут еще никто не говорил.

0

18

Элеонора Вуоль написал(а):

Rain, можно поподробнее?

- Я привыкла перед написанием выяснять, о чем пишу, тут.. Штурвала на носу судна, "хвоста" и "бортового забора" вполне хватило, чтобы познакомить меня с Ньютоном. Правда, толком не поговорили, ибо я все никак не могла прекратить смеяться. :yep:
- Стиль ужасающе скованный и скрипит на зубах - не примитивизм, а, скорее, неуклюжие художественные пережимы-недожимы выводят из малейшего терпения.
- Как и всегда, проблемы со смыслом _Вздох_, а нетипично сие потому, что имеет увлекательный сюжет, т.к. даже мне хотелось бы узнать, что было дальше..

0

19

Rain написал(а):

Штурвала на носу судна, "хвоста" и "бортового забора" вполне хватило


Повторно приношу свои извинения и постараюсь в дальнейшем быть более внимательной в подобных вопросах.

Rain написал(а):

Стиль ужасающе скованный и скрипит на зубах - не примитивизм, а, скорее, неуклюжие художественные пережимы-недожимы выводят из малейшего терпения.


Если учесть как это писалось и с какими временными перерывами... Уже четвертый год работа идет над фанфиком. И дело в том, что на данный момент авторы прекрасно видят свои косяки, сделанные ранее. С другой стороны, а есть ли у нас право все время менять произведение полностью, убирая старые ошибки, добавляя новые детали... и тем невольно заставляя читателя каждый раз перечитывать весь фанфик заново, что бы получить цельную картину? Начинали слабо, сейчас пытаемся продолжать настолько, насколько позволяет наш старт. Ну и... для облегчения нервов и терпения - просим относится проще. Этот фанфик не претендует на серьезность и особое соответствие реалиям той эпохи, как не претендует на реальность ставший откровенно фэнтезийным к 3-4 серии фильм. Это даже не просто юмор - это этакий полустеб (когда мы с Мирэ садимся писать, в процессе постоянно смеемся), при чем смеются авторы и над своими персонажами, и открыто и скрытно.

Rain написал(а):

- Как и всегда, проблемы со смыслом _Вздох_,


Вот тут у меня снова обострение любопытства и я требую подробностей.

Rain написал(а):

а нетипично сие потому, что имеет увлекательный сюжет, т.к. даже мне хотелось бы узнать, что было дальше..


Ну, хоть что-то хорошее в нашей писанине есть))

0

20

Элеонора Вуоль написал(а):

Повторно приношу свои извинения и постараюсь в дальнейшем быть более внимательной в подобных вопросах.

Да-да, а заодно подыщите другой способ налаживания знакомств с мертвецами.

Элеонора Вуоль написал(а):

когда мы с Мирэ садимся писать, в процессе постоянно смеемся

Вопросы о стиле отпали...

Элеонора Вуоль написал(а):

Вот тут у меня снова обострение любопытства и я требую подробностей.

Смеетесь?! предупреждаю, что тем самым вы рискуете вызвать лекционный понос как  у собеседника, так и у себя!) О смысле.. Я не незабвенный граф Рено и вообще не моралистка, но порой, читая\смотря профессиональные ли, аматорские ли творения, я жалею о пораченных усилиях и\или деньгах лишь потому, что скорлупа сюжета и "экшена", происходяего с персонажами,- всего лишь оболочка, каковая оказывается пустой. В мире и без того хватит обмана и лицемерия...

Элеонора Вуоль написал(а):

Ну, хоть что-то хорошее в нашей писанине есть))

Даже в смерти есть что-то хорошее!..)) Да, а как насчет продолжения?

0

21

Rain написал(а):

Да-да, а заодно подыщите другой способ налаживания знакомств с мертвецами.


???

Rain написал(а):

Вопросы о стиле отпали...


Когда мы закончим этот фанфик, я рискну выставть на всеобщее обозрение коллекцию шуток, которая набралась, пока он писался.

Rain написал(а):

каковая оказывается пустой.


Уверяю вас, эта пустой не окажется. Возможно, то, что мы с моим драгоценным соавтором вложим в это произведение и не будет слишком новым или блестяще креативным, но сновная мысль у нас была с самого начала.

Rain написал(а):

Да, а как насчет продолжения?


Оно будет.

0


Вы здесь » "Черная Жемчужина" » Проза » "Миссия не выполнима"