"Черная Жемчужина"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » "Черная Жемчужина" » Поэзия » Песня о брошенном корабле


Песня о брошенном корабле

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Люди, сегодня 27 лет со дня смерти Высоцкого. Хочу почтить его память.

Капитана в тот день называли на "ты",
Шкипер с юнгой сравнялись в талантах,
Распрямляя хребты и срывая бинты,
Бесновались матросы на вантах.

Двери наших мозгов посрывало с петель,
Миражи берегов - покрывало земель,
Этих обетованных, желанных,
И колумбовых, и магелланных.

Только мне берегов не видать и земель,
С ходу в девять узлов сел по горло на мель.
А у всех молодцов - благородная цель,
И в конце-то концов, я ведь сам сел на мель.

И ушли корабли, мои братья, мой флот,
Кто чувствительней - брызги сглотнули.
Без меня продолжался великий поход,
На меня ж парусами махнули.

И погоду, и случай безбожно кляня,
Мои пасынки кучей бросали меня.
Вот со шлюпок два залпа и ладно -
От Колумба и от Магеллана.

Я пью пену, волна не доходит до рта,
И от палуб до дна обнажились борта,
А бока мои грязны - таи не таи,
Так любуйтесь на язвы и раны мои.

Вот дыра у ребра - это след от ядра,
Вот рубцы от тарана и даже
Видно шрамы от крючьев - какой-то пират
Мне хребет перебил в абордаже.

Киль, как старый неровный гитаровый гриф -
Это брюхо вспорол мне коралловый риф.
Задыхаюсь, гнию - так бывает :
И просоленное загнивает.

Будет чудо большое - и добрый прибой
Мое тело омоет живою водой,
В море божья роса с меня смоет табу,
Вздует мне паруса, точно жилы на лбу.

Догоню я своих, догоню и прощу
Позабывшую помнить армаду.
И команду свою я обратно пущу -
Я ведь зла не держу на команду.

Только, кажется, нет больше места в строю.
Плохо шутишь, корвет - потеснись, раскрою.
Как же так, я ваш брат,я ушел от беды,
Дай левее, фрегат, всем нам хватит воды.

До чего ж вы дошли? Значит, что ж мне - уйти?
Если был на мели, дальше нету пути?
Разомкните ряды, мы же все - корабли,
Всем нам хватит воды, всем нам хватит земли,

Этой обетованной, желанной,
И колумбовой, и магелланной...

0

2

Ну, не могу пропустить эту тему. Я с самого раннего детства засыпала и просыпалась под бардов. Все вот эти песни остались в голове на уровне подсознания. Биографию впринципе можно найти в любом поисковике, но всё-таки кину сюда вот это. Высоцкий Владимир Семёнович (1938г, Москва - 1980г, там же) - актёр, поэт, певец и исполнитель собственных песен.

Владимир Высоцкий родился в Москве, "Дом на Первой Мещанской, в конце" - согласно его же свидетельству из песни "Баллада о детстве". После пребывания в эвакуации на Урале, а затем вместе с отцом в послевоенной Германии, Высоцкий поселяется в Большом Каретном переулке ("Где твои семнадцать лет? На Большом Каретном..."), где и сложился дружеский круг, которому Владимир Семенович показывал свои первые песни.

Высоцкий не сразу определил, что хочет быть актером. После окончания школы он поступает в московский инженерно-строительный институт, но проучившись в нем полгода, бросает его. Это решение он принял в новогоднюю ночь с 1955 на 1956 год. Они с Игорем Кохановским, школьным другом Высоцкого, решили встретить Новый год весьма своеобразно: за рисованием чертежей, без которых их просто не допустили бы к экзаменационной сессии. После боя курантов, выпив по бокалу шампанского, они принялись за дело. Где-то к двум часам ночи чертежи были готовы. Но тут Высоцкий встал, взял со стола баночку с тушью, и стал поливать ее остатками свой чертеж. "Все. Буду готовиться, есть еще полгода, попробую поступить в театральный. А это - не мое...", - сказал тогда Владимир Семенович.

Среди многочисленных бардов Владимир Высоцкий до сих пор остается немеркнущей звездой. Интерес к авторской песне у Высоцкого пробудился после знакомства с творчеством Булата Окуджавы, которого Владимир Семенович считал своим учителем. Позже он напишет "Песню о Правде и Лжи", посвященную Окуджаве.

Свои первые песни Высоцкий начал писать в начале 60-х годов. Это были песни в стиле "дворовой романтики" и не воспринимались всерьез ни Высоцким, ни теми, кто был их первыми слушателями. Спустя несколько лет, в 1965-м, он напишет знаменитую "Подводную лодку", о которой Игорь Кохановский впоследствии скажет: "Подводная лодка - это было уже всерьез.И я думаю, что именно эта песня заявила о том, что пора его творческой юности кончилась."

Примерно в это время Владимир Высоцкий приходит в Театр на Таганке, который по выражению самого Высоцкого, стал для него "своим театром". "Ко мне в театр пришел наниматься молодой человек. Когда я спросил его, что он хочет прочитать, он ответил: "Я несколько своих песен написал, послушаете?" Я согласился послушать одну песню, то есть, фактически, наша встреча должна была продлиться не более пяти минут. Но я слушал, не отрываясь, полтора часа", - вспоминает Юрий Любимов. Так начался творческий путь Высоцкого в Театре на Таганке. Гамлет, Галилей, Пугачев, Свидригайлов - целая палитра образов, созданных вместе с Юрием Любимовым. Любимов поставит и последний спектакль с Высоцким - прощание Владимира Семеновича со зрителями...

Однако в театре не всегда все шло гладко. Почти отеческое отношение Юрия Любимова к Высоцкому и всегда прощавшиеся ему проступки, вызывали зависть коллег-актеров, за исключением нескольких друзей Высоцкого - Золотухина, Демидовой, Филатова.

Параллельно с работой в театре были киноработы. Самая известная и самая любимая роль - Жеглов в телесериале "Место встречи изменить нельзя". Тем не менее, этой роли могло и не быть... Майским вечером 78-го года, на даче в Одессе Высоцкий, Влади и Говорухин собрались, чтобы обсудить сценарий будущего фильма. И вдруг Марина Влади со слезами на глазах берет Говорухина за руку и уводит из комнаты. "Отпусти Володю, снимай другого артиста!". Ей вторил Высоцкий: "Пойми, мне так мало осталось! Я не могу год жизни тратить на эту роль." "Как много потеряли бы зрители, если бы я сдался в тот вечер", - вспоминает Говорухин.

И действительно, персонаж получился очень реалистичным. Многие телезрители были убеждены, что Глеб Жеглов - не выдуманный персонаж. После показа фильма еще долго шли письма по адресу: "МВД, капитану Жеглову".

А потом пришла Любовь. Марина Влади вошла в его жизнь в 1967 году. Высоцкий влюбился в нее после просмотра кинофильма "Колдунья". Он смотрел фильм по нескольку раз в день, мечтал о встрече многие годы. И вот, наконец, она состоялась. Первое знакомство произошло в ресторане ВТО - Высоцкий пришел туда после спектакля. "Краешком глаза я замечаю, что к нам направляется невысокий, плохо одетый молодой человек. Я мельком смотрю на него, и только светло-серые глаза на миг привлекают мое внимание. Но возгласы в зале заставляют меня прервать рассказ, и я поворачиваюсь к нему. Он подходит, молча берет мою руку и долго не выпускает, потом целует ее, садится напротив и уже больше не сводит с меня глаз. Его молчание не стесняет меня, мы смотрим друг на друга, как будто всегда были знакомы. Я знаю, что это - ты", - так описывает свое первое знакомство с Высоцким Марина Влади. Через несколько лет они поженились. Марина Влади была с ним рядом двенадцать лет. "Я жив, двенадцать лет тобой храним..." - успеет написать он на обратной стороне телеграфного бланка. И все эти годы Марина Влади пыталась замедлить бешеный ритм жизни Высоцкого.

"Работать надо!" - была его любимая поговорка. Если бы он мог, он работал бы круглые сутки. Сон - 3-4 часа, остальное - работа. Песни свои он писал в основном ночью. Приходил домой после спектакля, и садился за работу. Марина ставила перед ним чашку с обжигающим чаем, и тихо садилась в углу. Иногда она засыпала, и тогда, уже под утро, Высоцкий будил ее, чтобы прочесть строки, написанные за ночь.

Песни Высоцкого принято делить на циклы: военный, горный, спортивный, китайский... Надо было прожить несколько жизней, чтобы прочувствовать все персонажи, обрисованные в песнях. Фронтовики, слушавшие его песни о войне, были уверены, что он лично пережил все то, о чем писал в песнях. Люди, слушавшие его песни "с криминальным уклоном", были уверены, что он сидел. Моряки, альпинисты, шоферы-дальнорейсовики - все считали его своим. В каждой песне была правда жизни.

Сам Высоцкий так говорил об авторской песне: "Я хочу сказать и заверить, что авторская песня требует очень большой работы. Эта песня все время живет с тобой, не дает тебе покоя ни днем, ни ночью."

...20 июля 1980 года. Высоцкого хоронила, казалось, вся Москва, хотя официального сообщения о смерти не было - в это время проходила московская Олимпиада. Только над окошком театральной кассы было вывешено скромное объявление: "Умер актер Владимир Высоцкий." Ни один человек не сдал обратно билет - каждый хранит его у себя как реликвию...

"Кому сказать спасибо, что - живой!" - написал Высоцкий в своем известном стихотворении. Высоцкий жив и сегодня, благодаря людской памяти, питавшейся и питающейся по сей день его стихотворениями, драматургическими произведениями, киноролями, песнями...

А вот лично от себя, как Нико, могу добавить что его шутейные песенки (Дорогая передача, Ярмарка) я всё детство ходила под нос мурлыкала. От них и по сей день веет чем-то до жути родным. Но это уже личные воспоминания:)

0

3

Сначала было
           Слово печали и тоски…

        Сначала было Слово печали и тоски,
        Рождалась в муках творчества планета, -
        Рвались от суши в никуда огромные куски
        И островами становились где-то.

И, странствуя по свету без фрахта и без флага
Сквозь миллионолетья, эпохи и века,
Менял свой облик остров, отшельник и бродяга,
Но сохранял природу и дух материка.

        Сначала было Слово, но кончились слова,
        Уже матросы Землю населяли, -
        И ринулись они по сходням вверх на острова,
        Для красоты назвав их кораблями.

Но цепко держит берег - надежней мертвой хватки, -
И острова вернутся назад наверняка,
На них царят морские - особые порядки,
На них хранят законы и честь материка.

        Простит ли нас наука за эту параллель,
        За вольность в толковании теорий, -
        И если уж сначала было слово на Земле,
        То это, безусловно, - слово "море"!

Если я не путаю "Капитана в тот день называли на "ты"..." это Песня про Парусник.
А вообще у Высоцкого много чего хорошего про море написано. Откопаю свой древний песенник кину сюда пару песенок, не сочтите за флуд

0

4

Два судна
Всему на свете выходят сроки,
А соль морская въедлива, как черт.
Два мрачных судна стояли в доке,
Стояли рядом к борту борт.

Та, что поменьше, вбок кривила трубы
И пожимала боком и кормой:
"Какого типа этот тип? Какой он грубый,
Корявый, ржавый, просто никакой".
 
В упор не видели друг друга оба судна
И ненавидели друг друга обоюдно.
 
Он в аварийном был состояньи,
Но и она не новая отнюдь,
Так что увидишь на расстояньи -
С испуга можно взять и затонуть.
 
Тот, что побольше, мерз от отвращения,
Хоть был железный малый с крепким дном:
Все двадцать тысяч водоизмещения
От возмущения содрогались в нем.
 
И так обидели друг друга эти судна,
Что ненавидели друг друга обоюдно.
 
Прошли недели, их подлатали,
По ржавым швам шпаклевщики прошли
И ватерлинеей вдоль талий
Перевязали корабли.
 
И медь надраили, и краску наложили,
Пар развели, в салонах свет зажгли,
И палубу, и плечи распрямили
К концу ремонта эти корабли.
 
И в гладкий борт узрели оба судна,
Что похорошели обоюдно.
 
Тот, что побольше той, что поменьше,
Сказал, вздохнув: "Мы оба неправы!
Я никогда не видел женщин
И кораблей прекраснее, чем вы!"
 
Та, что поменьше, в том же состоянии
Шепнула, что и он неотразим.
Большое видится на расстоянии,
Но лучше, если все-таки вблизи.
 
Кругом конструкции стопились, было людно,
И оба судна объяснились обоюдно.
 
Хотя какой-то портовый дока
Их приписал не в тот же самый порт.
Два корабля так и ушли из дока,
Как стояли - вместе, к борту борт.
 
До горизонта шли в молчанье рядом,
Не подчиняясь ни теченьям, ни рулям.
Махала ласково ремонтная бригада
Двум, не желающим расстаться, кораблям.
 
Что с ними? Может быть, взбесились оба судна?
А может быть, влюбились обоюдно!

0

5

Вот!!! Оно!!!:)

Пиратская
На судне бунт, над нами чайки реют!
Вчера из-за дублона золотых
Двух негодяев вздернули на рею, -
Но мало - нужно было четверых.

       Ловите ветер всеми парусами!
       К чему гадать, любой корабль - враг!
       Удача - миф, но эту веру сами,
       Мы создали, поднявши черный флаг!

Катился ком по кораблю от бака,
Забыто все - и честь, и кутежи, -
И, подвывая, может быть от страха,
Они достали длинные ножи.

       Ловите ветер всеми парусами!
       К чему гадать, любой корабль - враг!
       Удача - миф, но эту веру сами,
       Мы создали, поднявши черный флаг!

Вот двое в капитана пальцем тычут:
Достать его - и им не страшен черт!
Но капитан вчерашнюю добычу
При всей команде выбросил за борт.

       Ловите ветер всеми парусами!
       К чему гадать, любой корабль - враг!
       Удача - миф, но эту веру сами,
       Мы создали, поднявши черный флаг!

И вот волна, подобная надгробью,
Все смыла, с горла сброшена рука...
Бросайте ж за борт все, что пахнет кровью, -
Поверьте, что цена невысока!

       Ловите ветер всеми парусами!
       К чему гадать, любой корабль - враг!
       Удача - здесь, и эту веру сами,
       Мы создали, поднявши черный флаг!

0

6

Вы только гляньте сколько знакомых образов!
Еще не вечер

  Четыре года рыскал в море наш корсар.
  В боях и штормах не поблекло наше знамя.
  Мы научились штопать паруса
  И затыкать пробоины телами.
 
  За нами гонится эскадра по пятам.
  На море штиль и не избегнуть всречи.
  Но нам сказал спокойно капитан:
  "Еще не вечер! Еще не вечер!"
 
  Вот развернулся боком флагманский фрегат,
  И левый борт окрасился дымами.
  Ответный залп на глаз и наугад...
  Вдали пожары, смерть! Удача с нами!
 
  Из худших выбирались передряг,
  Но с ветром худо, и в трюме течи,
  А капитан нам шлет привычный знак:
  "Еще не вечер! Еще не вечер!"
 
  На нас глядят в бинокли, в трубы сотни глаз
  И видят нас от дыма злых и серых,
  Но никогда им не увидеть нас
  Прикованными к веслам на галерах!
 
  Неравный бой! Корабль кренится наш!
  Спасите наши души человечьи!..
  Но крикнул капитан: "На абордаж!
  Еще не вечер! Еще не вечер!
 
  Кто хочет жить, кто весел, кто не тля,
  Готовьте ваши руки к рукопашной,
  А крысы пусть уходят с корабля,
  Они мешают схватке бесшабашной".
 
  И крысы думали: "А чем не шутит черт?"
  И тупо прыгали, спасаясь от картечи.
  А мы с фрегатом становились борт о борт.
  Еще не вечер! Еще не вечер!
 
  Лицо в лицо, ножи в ножи, глаза в глаза.
  Чтоб не достаться спрутам или крабам,
  Кто с кольтом, кто с кинжалом, кто в слезах,
  Мы покидали тонущий корабль.
 
  Но нет! Им не послать его на дно.
  Поможет океан, взвалив на плечи:
  Ведь океан-то с нами заодно!
  И прав был капитан. Еще не вечер!

  Горизонт или, как говориться в одном хорошем фильме, "Поплывем к горизонту" 
  Чтоб не было следов, повсюду подмели.
  Ругайте же меня, позорьте и трезвоньте!
  Мой финиш - горизонт, а лента - край Земли.
  Я должен первым быть на горизонте!
 
  Условия пари одобрили не все
  И руки разбивали неохотно.
  Условье таково, чтоб ехать по шоссе
  И только по шоссе, бесповоротно.
 
  Наматываю мили на кардан
  И еду параллельно проводам.
  И то и дело тень перед мотором:
  То черный кот, то кто-то в чем-то черном.
 
  Я знаю, мне не раз в колеса палки ткнут,
  Догадываюсь, в чем и как меня обманут,
  Я знаю, где мой бег с ухмылкой пресекут
  И где через дорогу трос натянут.
 
  Но стрелки я топлю. На этих скоростях
  Песчинка обретает силу пули!
  И я сжимаю руль до судорог в кистях -
  Успеть, пока болты не затянули!
 
  Наматываю мили на кардан
  И еду вертикально проводам.
  Завинчивают гайки! Побыстрее!
  Не то поднимут трос, как раз, где шея!
 
  И плавится асфальт, протекторы кипят,
  Под ложечкой сосет от близости развязки.
  Я голой грудью рву натянутый канат...
  Я жив! Снимите черные повязки!
 
  Кто вынудил меня на жесткое пари?
  Нечистоплотный в споре и расчетах.
  Азарт меня пьянит, но, как ни говори,
  Я торможу на скользких поворотах!
 
  Наматываю мили на кардан
  Назло канатам, тросам, проводам.
  Вы только проигравших урезоньте,
  Когда я появляюсь на горизонте!
 
  Мой финиш - горизонт, по-прежнему далек.
  Я ленту не порвал, но я покончил с тросом!
  Канат не пересек мой шейный позвонок,
  Но из кустов стреляют по колесам!
 
  Меня ведь не рубли на гонку завели.
  Меня просили: "Миг не проворонь ты!
  Узнай, а есть предел там, на краю Земли
  И можно ли раздвинуть горизонты!"
 
  Наматываю мили на кардан
  И пулю в скат влепить себе не дам!
  Но тормоза отказывают! Кода!
  Я горизонт промахиваю с хода!

А вот эта песня просто идеально подходит к концовке ПКМ - 2

"Он не вернулся из боя" или "мир потускнел без Джека" Почему все не так? Вроде - все как всегда:
То же небо - опять голубое,
Тот же лес, тот же воздух и та же вода...
Только - он не вернулся из боя.

Мне теперь не понять, кто же прав был из нас
В наших спорах без сна и покоя.
Мне не стало хватать его только сейчас -
Когда он не вернулся из боя.

Он молчал невпопад и не в такт подпевал,
Он всегда говорил про другое,
Он мне спать не давал, он с восходом вставал, -
А вчера не вернулся из боя.

То, что пусто теперь, - не про то разговор:
Вдруг заметил я - нас было двое...
Для меня - будто ветром задуло костер,
Когда он не вернулся из боя.

Нынче вырвалась, словно из плена, весна,
По ошибке окликнул его я:
"Друг, оставь прикурить!" - а в ответ - тишина...
Он вчера не вернулся из боя.

Наши мертвые нас не оставят в беде,
Наши павшие - как часовые...
Отражается небо в лесу, как в воде, -
И деревья стоят голубые.

Нам и места в землянке хватало вполне,
Нам и время текло - для обоих...
Все теперь - одному, - только кажется мне  -
Это я не вернулся из боя.

Песня попугая или "Бардак на корабле!"
Послушайте все - О-го-го! Э-ге-гей! -
Меня, попугая, пирата морей.

Родился я в тыща каком-то году,
В бананово-лиановой чаще.
Мой папа был папапугай какаду,
Тогда еще не говорящий.

Но вскоре покинул я девственный лес -
Взял в плен меня страшный Фернандо Кортес,
Он начал на бедного папу кричать,
А папа Фернанде не мог отвечать,
Не мог - не умел отвечать.

И чтоб отомстить - от зари до зари
Учил я три слова, всего только три,
Упрямо себя заставлял: повтори
Карамба, коррида и черт побери!

Послушайте все - О-го-го! Э-ге-гей! -
Рассказ попугая, пирата морей.

Нас шторм на обратной дороге застиг,
Мне было особенно трудно.
Английский фрегат под названием "бриг"
Взял на абордаж наше судно.

Был бой рукопашный три ночи, два дня,
И злые пираты пленили меня.
Так начал я плавать на разных судах
В районе экватора, в северных льдах
На разных пиратских судах.

Давали мне кофе, какао, еду,
Чтоб я их приветствовал: "Хау ду ю ду!"
Но я повторял от зари до зари:
"Карамба!", "Коррида!" и "Черт побери!"

Послушайте все - О-го-го! Э-ге-гей! -
Меня, попугая, пирата морей.

Лет сто я проплавал пиратом, и что ж -
Какой-то матросик пропащий
Продал меня в рабство за ломаный грош,
А я уже был говорящий!

Турецкий паша нож сломал пополам,
Когда я сказал ему: "Паша! Салам!"
И просто кондрашка хватила пашу,
Когда он узнал, что еще я пишу,
Считаю, пою и пляшу.

Я Индию видел, Иран и Ирак -
Я индивидуум, не попка-дурак.
Так думают только одни дикари.
"Карамба!", "Коррида!" и "Черт побери!"

Отредактировано Niko-Neta (2007-08-02 16:39:59)

0


Вы здесь » "Черная Жемчужина" » Поэзия » Песня о брошенном корабле