"Черная Жемчужина"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » "Черная Жемчужина" » Немного истории » Решла добавить несколько имён


Решла добавить несколько имён

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Генри Морган (1635?-1688), английский мореплаватель, "пиратский адмирал", известный под кличкой "Жестокий", позже вице-губернатор на острове Ямайка, активно проводивший английскую колониальную политику.
Он родился в Англии в семье землевладельца. Но, не имея склонности к продолжению дела отца, Генри нанялся юнгой на корабль, идущий на остров Барбадос. По прибытии корабля его продали в рабство.
Отслужив свой срок, Морган получил свободу и перебрался на Ямайку, где пристал к пиратской шайке. Энергичный и прижимистый, он за три-четыре похода накопил небольшой капитал и на паях с несколькими товарищами купил корабль. Морган был выбран капитаном, и первый же самостоятельный поход к берегам Испанской Америки принес ему славу удачливого предводителя, после чего к нему стали примыкать другие пиратские корабли. Это позволило перейти от грабежа одиночных кораблей в море на более прибыльные операции по захвату городов, что давало значительное увеличение добытых сокровищ.

Собрав флотилию из двенадцати кораблей с командой из англичан и французов общей численностью до семисот человек, готовых на все, Морган напал на город Эль-Пуэрто-дель-Принсипе на острове Куба и, несмотря на отчаянное сопротивление испанцев, хорошо знакомых с нравами пиратов, захватил его. Пираты разграбили город и, кроме того, взяли выкуп - пятьсот голов скота.
После нескольких удачных налетов на мелкие города, но давших небольшой доход пиратской братии, Морган решил овладеть крупным богатым городом Маракайбо. Дальнейшее развитие событий легло в основу одной из глав книги Рафаэлем Сабатини "Одиссея капитана Блада". Предупрежденное перебежчиком население заблаговременно покинуло город и унесло и спрятало все имущество и ценности. Захватив город, пираты немедленно отправились в окрестные леса в поисках добычи и жителей, понимая, что далеко от города они уйти не смогли. Они захватили в плен горожан и всех их подвергли ужасным пыткам, добиваясь сведений о спрятанных ценностях. Одних просто истязали и били; другим устраивали пытки св. Андрея, то есть загоняли горящие фитили между пальцев рук и ног; третьим завязывали веревку вокруг шеи так, что глаза у них вылезали на лоб и становились "словно куриные яйца"; четвертым совали ноги в костер, предварительно смазав их салом, так что люди сразу вспыхивали; пятых подвешивали за половые органы и многократно шпиговали саблями и т.д.

Проведя в Гибралтаре пять недель, пираты решили покинуть город, но оказалось, что у выхода из лагуны в море их поджидают три испанских военных корабля, а крепость Маракайбо укреплена и имеет хорошо вооруженный гарнизон.
Чтобы прорваться, пираты пошли на хитрость - они выпустили брандер, который сцепился с кораблем командующего эскадрой и взорвался, уничтожив испанский корабль. Увидев это, капитан второго судна помчался под прикрытие форта и наскочил на мель, а третье пираты взяли на абордаж. После этого Морган создал видимость атаки форта с суши, заставив испанцев перетащить пушки с береговой линии, а ночью приказал поднять якоря и с попутным отливом проскользнул мимо форта почти без потерь.

Быстро промотали пираты награбленное добро, и, убедившись в этом, Морган решил организовать новый поход. 18 января 1671 году он выступил на Панаму. У Моргана было тридцать пять кораблей и тридцать два каноэ, в которых находилось тысяча двести человек. Они на сей раз не взяли с собой никаких продовольственных припасов, надеясь добыть их в пути. Высадив часть пиратов на берег, Морган повел планомерное наступление одновременно с моря и суши. На десятый день они подошли к Панаме и ринулись на штурм города. Бой был жестокий, и пираты понесли в нем большие потери, но, несмотря на это, к вечеру овладели городом, истребив всех сопротивляющихся. По приказу Моргана пираты подожгли разграбленный город, а так как большинство из двух тысяч домов были деревянными, Панама превратилась в кучу золы.
Морган снова разделил пиратов на две группы, из которых одна отправилась в окрестные леса вылавливать жителей города, а другая на кораблях и каноэ вышла в море на перехват судов, идущих к Панаме с грузом.
Обе группы рьяно взялись за дело, и за несколько дней было захвачено в лесах несколько сотен пленных разного пола, состояния и возраста, а также взято на абордаж много судов с золотом, серебром, съестными припасами и разными товарами.

Пробыв в Панаме три недели и добросовестно разграбив все, что было возможно, на воде и на суше, Морган 24 февраля 1671 года вышел из города со своим войском, ведя за собой пятьдесят мулов, груженных серебром, и много пленных для продажи в рабство.

Все исторические хроники рассказывают, что Морган, живший в Панаме во время ее грабежа в губернаторском дворце, конечно, не лишал себя женского общества. Но одна из самых красивых женщин города (имени ее никто не называет), которую он держал пленницей во дворце, его отвергла. Ни обещания, ни угрозы на нее не действовали, и все с удивлением наблюдали небывалое для тех времен зрелище, что он не решался взять ее силой. А на обратном пути к Чагресу Морган вернул ей свободу без какого бы то ни было вознаграждения и даже дал ей охрану, чтобы проводить испанку домой. В мрачной эпохе флибустьеров этот рыцарский поступок кажется ярким романтическим цветком.
Вскоре по возвращении на Ямайку Морган был арестован (за время его похода Англия и Испания заключили мирный договор) и вместе с отозванным губернатором, активно содействовавшим его грабительским походам, отправлен в Англию. Все думали, что королевский суд за все прегрешения вздернет пирата на виселицу, но двор не смог забыть оказанных им услуг.


Выпущенный под честное слово на свободу, Морган проводит три года в английской столице, где становится местной достопримечательностью и пользуется огромным успехом как у мужчин, так и у женщин. После инсценировки судебного процесса было вынесено решение: "Виновность не доказана". Морган был отправлен обратно на Ямайку на должности вице-губернатора и главнокомандующего ее военно-морскими силами.
На этом высоком посту, став к тому же и "главой Судебного ведомства", бывший пират превратился в добросовестного преследователя флибустьеров, своих прежних друзей и собутыльников. В пятьдесят лет он был уже очень болезненный толстобрюхий старик, страдающий туберкулезом и циррозом печени из-за постоянных и неумеренных возлияний. Умер вице-губернатор в 1688 году и был торжественно, с подобающими его сану церемониями, похоронен в Порт-Ройяле в церкви св. Екатерины.
Однако и после смерти его тело не обрело покоя. Спустя четыре года произошло сильное землетрясение. Огромные волны захлестнули город, разрушили и уничтожили кладбище и много зданий. Останки самого знаменитого английского флибустьера были смыты в море.

0

2

Френсис Дрейк (Francis Drake) родился в 1540 году в местечке Тависток, графства Девоншир, в семье бедного деревенского священника Эдмунда Дрейка. В некоторых источниках утверждается, что в юности его отец был моряком. Дед Френсиса был фермером, владевший 180 акрами земли. Мать Френсиса была из рода Милвэй, но ее имя мне не удалось найти. Всего в семье Дрейков было двенадцать детей, Френсис был старшим.
Френсис рано покинул родительский дом (предположительно в 1550 году), поступив юнгой на небольшой торговый корабль, где он быстро овладел искусством судовождения. Трудолюбивый, настойчивый и расчетливый, он приглянулся старому капитану, у которого не было семьи и который полюбил Френсиса как родного сына и завещал свой корабль Френсису. В качестве торгового капитана Дрейк предпринял несколько длительных путешествий в Бискайский залив и Гвинею, где он выгодно занимался работорговлей, поставляя негров на Гаити.
В 1567 году Дрейк командовал кораблем в эскадре известного в те времена Джона Хоккинса, грабившего с благословения королевы Елизаветы I побережье Мексики. Англичанам не повезло. Когда после страшной бури они отстаивались в Сан-Хуане, на них напала испанская эскадра. Только один корабль из шести вырвался из западни и после трудного плавания добрался до родины. Это был корабль Дрейка...
В 1569 году он женился на девушке по имени Мэри Ньюман, о которой мне не удалось ничего узнать. Известно лишь, что брак оказался бездетным. Мэри умерла двенадцать лет спустя.

Вскоре после этого Дрейк совершил два разведочных плавания через океан, а в 1572 году организовал самостоятельную экспедицию и совершил очень удачный набег на Панамский перешеек.
Вскоре среди далеко не добродушных пиратов и работорговцев молодой Дрейк стал выделяться как самый жестокий и самый удачливый. По свидетельству современников "это был властный и раздражительный человек с бешеным характером", жадный, мстительный и крайне суеверный. В то же время многие историки утверждают, что не только ради золота и почестей предпринимал он рискованные плавания, что его привлекала сама возможность побывать там, где еще не был никто из англичан. Во всяком случае, географы и моряки эпохи Великих географических открытий обязаны именно этому человеку многими важными уточнениями карты мира.
После того как Дрейк отличился в подавлении ирландского восстания, он был представлен королеве Елизавете и изложил свой план набега и опустошения западных берегов Южной Америки. Вместе со званием контр-адмирала Дрейк получил пять кораблей с экипажем из ста шестидесяти отборных матросов. Королева поставила одно условие: чтобы оставались в тайне имена всех тех знатных джентльменов, которые, как и она, дали деньги на снаряжение экспедиции.
Дрейку удалось скрыть истинные цели экспедиции от испанских шпионов, распространив слух, что он направляется в Александрию. В результате этой дезинформации испанский посол в Лондоне дон Бернандино Мендоса не принял мер для преграждения пути пирату в Западное полушарие.
13 декабря 1577 года флотилия - флагманский корабль "Пеликан" (Pelican) водоизмещением 100 тонн, "Елизавета" (80 тонн), "Морское золото" (30 тонн), "Лебедь" (50 тонн) и галера "Христофор" - покинула Плимут.
Во времена королевы Елизаветы I официальных правил обмера судов не существовало, и поэтому размеры корабля Дрейка в разных источниках не совпадают. Путем сопоставления сведений Р. Хоккель приводит следующие данные: длина между штевнями - 20,2 метров, наибольшая ширина - 5,6 метров, глубина трюма - 3,03 метров, высота борта: на миделе - 4,8 метров, в кормовой части - 9,22 метров, в носовой части - 6,47 метров; осадка - 2,2 метров, высота грот-мачты 19,95 метров. Вооружение - 18 пушек, из них по семь пушек на каждом борту и по две на баке и корме. По форме корпуса "Пеликан" представлял переходной тип от каракки к галеону и был хорошо приспособлен для длительного морского плавания.
Каюта Дрейка была отделана и обставлена с большой роскошью. Посуда, которой он пользовался, была из чистого серебра. Во время еды его слух услаждали своей игрой музыканты, а за креслом Дрейка стоял паж. Королева послала ему в подарок благовония, сладости, вышитую морскую шапку и зеленый шелковый шарф с вышитыми золотом словами: "Пусть всегда хранит и направляет тебя Бог".

Во второй половине января корабли достигли Могадара, портового города в Марокко. Взяв заложников, пираты обменяли их на караван всевозможных товаров. Затем последовал бросок через Атлантический океан. Разграбив по пути испанские гавани в устье Ла-Платы, флотилия 3 июня 1578 года стала на якорь в бухте Сан-Хулиан, в которой Магеллан расправился с бунтовщиками. Ракой-то рок довлел над этой гаванью, ибо и Дрейку также пришлось подавить вспыхнувший мятеж в результате чего был казнен капитан Даути. Кстати тогда же "Пеликан" был переименован в "Золотую Лань" (Golden Hind).

2 августа, бросив два пришедших в полную негодность судна, флотилия ("Золотая Лань", "Елизавета" и "Морское Золото") вступила в Магелланов пролив и прошла его за 20 дней. После выхода из пролива корабли попали в жестокий шторм, разметавший их в разные стороны. "Морское Золото" погиб, "Елизавета" был отброшен обратно к Магелланову проливу и, пройдя его, он вернулся в Англию, а "Золотую Лань", на котором был Дрейк, занесло далеко на юг. При этом Дрейк сделал невольное открытие, что Огненная Земля не выступ Южного материка, как считалось в то время, а архипелаг, за которым простирается открытое море. В честь первооткрывателя пролив между Огненной Землей и Антарктидой был назван именем Дрейка.
Как только утих шторм, Дрейк взял курс на север и 5 декабря ворвался в гавань Вальпараисо. Захватив стоявший в гавани корабль, груженный винами и слитками золота на сумму 37 тысяч дукатов, пираты высадились на берег и разграбили город, забрав груз золотого песка стоимостью в 25 тысяч песо.
Кроме того, на корабле они нашли секретные испанские карты, и теперь Дрейк продвигался вперед не вслепую. Надо сказать, что до пиратского набега Дрейка испанцы чувствовали себя на западном побережье Америки в полнейшей безопасности - ведь ни один английский корабль не проходил Магеллановым проливом, и поэтому испанские корабли в этом районе не имели охраны, да и города не были подготовлены к отпору пиратам. Идя вдоль берегов Америки, Дрейк захватил и разграбил многие испанские города и поселения, в том числе Кальяо, Санто, Трухильо, Манту. В панамских водах он настиг корабль "Карафуэго", на котором был взят груз баснословной ценности - золото и серебро в слитках и монеты на сумму 363 тысячи песо (около 1600 кг золота). В мексиканской гавани Акапулько Дрейк захватил галеон с грузом пряностей и китайского шелка.
Затем Дрейк, обманув все надежды своих врагов, не повернул обратно на юг, а пересек Тихий океан и вышел к Марианским островам. Отремонтировав корабль в районе Целебеса, он взял курс на мыс Доброй Надежды и 26 сентября 1580 года бросил якорь в Плимуте, совершив второе после Магеллана кругосветное плавание.

Это было самое доходное из всех путешествий, которые когда-либо совершались, - оно дало доход 4700% прибыли, около 500 тысяч фунтов стерлингов! Чтобы представить себе грандиозность этой суммы, достаточно привести для сравнения две цифры: боевые действия по разгрому испанской "Непобедимой армады" в 1588 году обошлись Англии "всего" в 160 тысяч фунтов, а годовой доход английской казны в то время составлял 300 тысяч фунтов. Королева Елизавета посетила корабль Дрейка и прямо на палубе произвела его в рыцари, что было большой наградой - в Англии насчитывалось всего 300 человек, имевших это звание!
Испанский король Филипп II потребовал наказания пирата Дрейка, возмещения ущерба и извинений. Королевский совет Елизаветы ограничился туманным ответом, что испанский король не имеет морального права "воспрепятствовать посещению Индий англичанами, а посему последние могут совершать туда путешествия, подвергаясь риску, что их там схватят, но уж если они возвращаются без ущерба для себя, Его Величество не может просить Ее Величество их наказывать..."
В 1585 году Дрейк женился вторично. На этот раз это была девушка довольно богатого и знатного рода - Элизабет Сиденхэм. Чета переехала в недавно купленное Дрейком поместье Бакланд Абби (Buckland Abbey). Сегодня там находится большой монумент в честь Дрейка. Но, как и в первом браке, детей у Дрейка не было.
В 1585-1586 годах сэр Френсис Дрейк снова командовал вооруженным английским флотом, направленным против испанских колоний Вест-Индии, и так же, как и в прошлый раз, возвратился с богатой добычей. Впервые Дрейк командовал таким большим соединением: у него в подчинении был 21 корабль с 2300 солдатами и матросами.

Именно благодаря энергичным действиям Дрейка был на год отсрочен выход в море "Непобедимой армады", что позволило Англии лучше подготовиться к военным действиям. Неплохо для одного человека! А дело было так: 19 апреля 1587 года Дрейк, командуя эскадрой из 13 небольших кораблей, вошел в гавань Кадиса, где готовились к отплытию корабли "Армады". Из 60 кораблей, стоявших на рейде, он уничтожил 30, а часть оставшихся захватил и увел с собой, в том числе и громадный галеон водоизмещением 1200 тонн.
В 1588 году сэр Френсис приложил свою тяжелую руку к полному разгрому "Непобедимой армады". К сожалению, это было зенитом его славы. Экспедиция к Лиссабону в 1589 году закончилась неудачей и стоила ему расположения и милости королевы. Взять город он не смог, а из 16 тысяч человек в живых осталось только 6 тысяч. Кроме того, королевская казна понесла убытки, а к таким вопросам королева относилась очень плохо. Похоже, что счастье покинуло Дрейка, и следующая экспедиция к берегам Америки за новыми сокровищами уже стоила ему жизни.
Все в этом последнем плавании складывалось неудачно: в местах высадки оказывалось, что испанцы были предупреждены и готовы к отпору, сокровищ не было, а англичане несли постоянные потери в людях не только в боях, но и от болезней. Адмирал также заболел тропической лихорадкой. Почувствовав приближение смерти, Дрейк поднялся с постели, с большим трудом оделся, попросил своего слугу помочь ему облачиться в доспехи, чтобы умереть как воину. На рассвете 28 января 1596 года его не стало. Через несколько часов эскадра подошла к Номбре-де-Диосу. Новый командующий Томас Баскервиль приказал поместить тело сэра Френсиса Дрейка в свинцовый гроб и с воинскими почестями опустить в море.
Поскольку у сэра Френсиса Дрейка не оказалось детей, чтобы наследовать его титул, он был передан племяннику, которого тоже звали Френсис. Тогда это казалось курьезом судьбы, но впоследствии стало причиной многих казусов и недоразумений.

0

3

Мери Рид (Mary Read) родилась в Лондоне. Ее мать очень рано вышла замуж за моряка, который вскоре ее покинул, чтобы пуститься в путешествие, оставив свою жену беременной. Спустя несколько месяцев она родила сына. То ли ее муж умер в дороге, то ли потерпел кораблекрушение, но молодая мать не имела от него никаких новостей. Так как она была молода и легкомысленна, то вскоре вдовство наскучило ей и в один прекрасный момент она вновь оказалась беременной. Она пользовалась хорошей репутацией среди соседей и, чтобы сохранить ее, решила распрощаться со всеми родственниками мужа под предлогом, что хочет удалиться в деревню и жить там среди простого народа. Она действительно уехала со своим маленьким сыном, которому не было еще и года. Вскоре после ее переезда мальчик умер. Тем временем наступило время родов, и молодая мать произвела на свет второго ребенка: девочку Мери.

Мать Мери прожила вдали от всех четыре года до того момента, пока не кончились деньги; тогда она решила вернуться в Лондон и, зная, что ее свекровь готова помочь ей, решила выдать свою дочь за мальчика и представить свекрови как внука. Хотя это было достаточно трудно, и существовала неприятная необходимость обманывать старую женщину, но мать Мери рискнула и ее затея более, чем удалась, так как бабушка захотела оставить "внука" у себя и воспитывать его. Но невестка не соглашалась, объясняя это тем, что не может расстаться со своим обожаемым "сыном". Тогда они договорились, что ребенок останется при матери, а бабушка будет выдавать им по одному экю в неделю для поддержания их весьма скромного существования.
Мать Мери, добившись таким способом скромной ренты, продолжала воспитывать дочь как мальчика. Когда девочка достигла некоторого возраста, мать воспользовалась подходящим случаем, чтобы раскрыть ей секрет рождения, и посоветовала держать в тайне ее принадлежность к женскому полу.
Через некоторое время бабушка умерла, и мать с дочерью оказались на краю нищеты. Тогда мать решила пристроить свою дочь, которой в то время было уже тринадцать лет, в дом богатой дамы в качестве выездного лакея. На этой должности Мери долго не задержалась; становясь все более сильной и смелой и чувствуя склонность к жизни с оружием в руках, она нанялась на военный корабль, где прослужила некоторое время. Затем она покинула эту службу и уехала во Фландрию, где была зачислена в пехотный полк в должности кадета; и хотя везде демонстрировала отчаянную смелость в боях, она все-таки никак не смогла добиться продвижения по службе. Тогда она распрощалась с пехотой и пошла служить в кавалерию, где провела несколько таких блестящих операций, что заслужила уважение со стороны всех офицеров.
В то время, когда она добилась таких больших успехов в военной школе бога Марса, богиня Венера нанесла ей неожиданный визит: юная Мери без памяти влюбилась в одного фламандца, красивого юношу, который был ее товарищем по оружию. С этого момента Мери уже не так волновали прелести войны, она стала небрежно относиться к своему оружию, которое раньше всегда содержала в безукоризненной чистоте, она не неслась сломя голову выполнять поручения, если только не требовалось сопровождать объект ее любви, а уж в этом случае она часто подвергалась опасности погибнуть только ради того, чтобы быть рядом с ним. Члены отряда были далеки от понимания причины такого поведения "молодого кавалериста", ее товарищ сам не мог понять этих странных знаков внимания, втайне уже начинал подозревать, что его "молодой друг" предпочитает мужчин женщинам. Но любовь всегда изобретательна, и в один прекрасный день, когда два товарища оказались в одной палатке, Мери нашла способ как бы случайно раскрыть свою тайну.
Юноша был буквально потрясен этим открытием и втайне уже поздравлял себя с обретением возлюбленной, которая будет принадлежать только ему. Но скоро он понял, что ошибся в своих планах: Мери так заботилась о сохранении своей девственности, что, несмотря на все его попытки, он ничего не смог от нее добиться. Она сопротивлялась его атакам с такой силой и в то же время осыпала его словами такой горячей любви, что он решил сделать ее своей женой вместо того, чтобы пытаться сделать любовницей.
Именно к этому она стремилась всем сердцем. Они, наконец, договорились, и когда полк отошел на зимние квартиры, Мери купила себе женскую одежду, и они открыто поженились.
Свадьба этих двух кавалеристов наделала много шума, большинство офицеров из любопытства устремились поздравить новобрачных, договорившись между собой, что каждый подарит новой семье что-нибудь полезное для хозяйства, так как всех связывали с женихом и невестой узы крепкой военной дружбы. Молодые супруги вышли в отставку, чтобы заняться каким-нибудь более выгодным делом: они сняли дом около замка в Бреда (Голландия) и оборудовали там таверну "The Three Horse shoes" (Три Подковы). Их необычная любовь, овеянная духом приключений и романтики, притягивала многих клиентов, а большинство офицеров гарнизона постоянно ходили к ним обедать.
Но это счастье не продлилось долго. Муж Мери вскоре умер; неожиданно заключенный мир в Рисвике привел к тому, что армейские гарнизоны в Бреда были уже не столь многочисленны и, как следствие, число клиентов ее заведения резко сократилось. Таким образом, вдова осталась практически без работы.
Небольшая сумма денег, которую ей удалось скопить, скоро иссякла, что заставило Мери расстаться с профессией хозяйки корчмы. Она вновь переоделась в мужское платье и отправилась в Голландию, где поступила в пехотный полк, стоящий в гарнизоне у границы. Но обстановка мира не давала никакой возможности надеяться на продвижение по военной службе, и Мери приняла решение покинуть этот полк и попытаться найти удачу в другом месте. Так она оказалась на голландском корабле, отправляющемся в Вест-Индию.
Случилось так, что этот корабль был захвачен английскими пиратами, которые его отпустили плыть дальше после того, как разграбили, но Мери Рид, "единственный англичанин" на борту невезучего корабля, была ими оставлена на пиратском шлюпе, хотя никто из пиратов не подозревал, что молодой англичанин на самом деле девушка.
Через некоторое время был опубликован повсеместно в Вест-Индии указ короля, который прощал всех пиратов, которые подчинятся королю в сроки, указанные в этом воззвании. Все пираты отряда, среди которых была Мери Рид, решили покончить с разбоями и получили прощение короля, после чего удалились в одно тихое местечко, чтобы жить там спокойно. Но вскоре у них кончились деньги, и, когда они узнали, что Вудс, губернатор острова Нью-Провиденс, снаряжает суда для выступления против испанцев. Мери Рид и многие другие отправились к этому острову, полные решимости добиться удачи тем или иным способом.
Не успели вооруженные суда губернатора поднять паруса, как экипажи некоторых из них восстали против капитанов и вновь вернулись к старому ремеслу пиратов; в их числе оказалась и Мери Рид. Хотя позже, когда ее поймали и судили, она заявляла, что была в ужасе от такой жизни и что ее силой заставляли принимать участие в разбойничьих налетах. Однако, когда она предстала перед судом, два человека засвидетельствовали под клятвой, что в каждом пиратском деле ни один пират не был так решительно настроен идти на абордаж или навстречу опасности, как Мери Рид. Данные показания были лишь частью обвинения, выдвинутого на процессе против Мери Рид, но она все отрицала.

Как бы там ни было, безусловно она не испытывала недостатка в смелости и не отличалась особой скромностью, так как никто никогда не усомнился в том, что перед ним мужчина. Но волею случая, судьба ее сплелась с капитаном Джеком Рэкхемом и его любовницей Энн Бонни: их шлюп "Провидение" бых абордирован командой Мери в открытом море. И случилось так, что Энн влюбилась в нее, приняв за красивого юношу. Мери Рид была вынуждена рассказать ей, что она тоже женщина, как и Энн, и, как следствие, не может ответить на ее любовь. Большая дружба, установившаяся между двумя женщинами, дала повод к ревности со стороны капитана Рекхэма, любовницей которого была Энн Бонни, и он пригрозил даже перерезать горло ее новому возлюбленному, но Энн Бонни, чтобы предотвратить несчастье, открыла ему секрет Мери Рид, взяв с него клятву свято хранить все в тайне.
Капитан Рекхэм сдержал слово и так хорошо хранил доверенный ему секрет, что ни один из членов его команды никогда ни о чем не подозревал. Но, несмотря на все предосторожности, опять любовь нашла Мери Рид под ее мужской одеждой и дала ей вскоре почувствовать, что она женщина, как мы уже видели это. Пираты, вновь принявшиеся за свое ремесло, во время морских набегов захватили большое количество кораблей, принадлежащих Ямайке и другим торговым центрам островов Вест-Индии. Когда они встречали на своем пути ремесленника или какого-нибудь другого человека нужной им профессии, который был бы им полезен в их нелегкой жизни, то они волей-неволей обходились с ним вежливо и охраняли его.
Среди подобных людей на пиратском корабле оказался молодой человек, красивый и хорошо сложенный, по крайней мере, он казался таким Мери Рид, которая так страстно влюбилась в него, что по ночам не могла сомкнуть глаз. Так как нет никого более изобретательного, чем влюбленная женщина, то Мери решила сначала сблизиться с ним, предложив ему свою "мужскую" дружбу. Она постепенно приближала его к себе нескончаемыми разговорами о проклятой пиратской жизни, которая, она знала, была ему отвратительна; таким образом, через некоторое время они стали неразлучны. Как только она уверилась, что он испытывает к ней истинную дружбу, она решила, что наступил момент открыть любимому свой секрет, что она и сделала, продемонстрировав ему в качестве доказательства свою шею необыкновенной белизны.
Это зрелище, которого молодой человек совершенно не ожидал, сильно возбудило его любопытство. Он так настойчиво начал требовать объяснений, что, наконец, побежденная его нескончаемыми просьбами, она во всем призналась. Он влюбился в нее со всей страстью; любовь Мери Рид была не менее сильной, и она предоставила молодому человеку ощутимые доказательства своей любви и даже больше...

Случилось так, что в то время, пока их корабль стоял на якоре около одного из островов, этот молодой человек поссорился с пиратом из команды. Они назначили время поединка на берегу, следуя старому обычаю пиратов. Эта новость потрясла бедную Мери Рид, она была страшно взволнована, но нельзя сказать, что она хотела, чтобы ее возлюбленный отказался от вызова; она сама была слишком смелой и страдала бы от малейшего проявления трусости с его стороны. Тем не менее, она боялась, что сильная рука может сразить ее любимого человека, без которого она уже не могла жить. Когда любовь овладевает благородным сердцем, то оно заставляет человека совершать самые достойные поступки; Мери Рид предпочла подвергнуть опасности свою жизнь, чем отдать на волю случая жизнь своего возлюбленного. Приняв такое решение, она подстроила крупную ссору с тем же пиратом и вызвала его на поединок. Пират принял вызов и они встретились на берегу за два часа до назначенного срока другого поединка этого же пирата с возлюбленным Мери Рид. Драка происходила на саблях и пистолетах, и Мери Рид выпало счастье стать победительницей: она убила на месте их общего врага.
Молодой человек был тронут до глубины души ее поступком, его признательность еще больше усилила его чувства к смелой красавице, которые он давно бережно нес в своем сердце. Наконец, они дали друг другу слово, что с данного момента они - муж и жена; для Мери Рид это слово было таким же законным, как если бы оно было сказано в присутствии священника в церкви; кроме того, другого способа пожениться не было. Через некоторое время Мери Рид уже ждала ребенка.

В октябре 1720 года Мери, Энн и Рекхэм все же были пойманы губернатором Ямайки Лоусом. Состоялся суд, где она заявила, что никогда не совершала плотского греха с другим мужчиной, что любила только мужа, и попросила суд с величайшей точностью разобраться в ее преступлениях. Когда ее муж (она именно так его называла) был оправдан вместе с некоторыми другими ремесленниками, ее спрашивали, кем он был, но она не захотела его признать, удовлетворившись ответом, что это был честный человек и они с ним вместе решили покончить с пиратством при первом подходящем случае и вести более достойную жизнь.
Безусловно, судьи испытывали сочувствие к Мери Рид, но это не могло помешать им вынести суровый приговор, так как среди прочих показаний, данных против нее, было засвидетельствовано, что однажды в споре с капитаном Рекхэмом последний, принимая Мери Рид за молодого человека, спросил у нее, какое удовольствие "он" может получать, находясь среди пиратов, жизнь которых не только бесконечные опасности, но и позорная смерть, если случится быть захваченным. На что Мери Рид ответила, что виселица ее не страшит, что люди с благородным сердцем не должны бояться смерти:
"Если бы пираты не наказывались смертной казнью и страх не удерживал бы многих трусов, то тысячи мошенников, которые кажутся честными людьми и которые, тем не менее, не гнушаются обкрадывать вдов и сирот, тоже устремились бы в море, чтобы там безнаказанно грабить, и океан оказался бы во власти каналий, что явилось бы причиной полного прекращения торговли".
Поскольку Мери Рид была беременна, то суд решил отсрочить ее казнь, и, безусловно, позже она получила бы помилование, но через некоторое время после суда она стала жертвой сильной лихорадки, от которой умерла в тюрьме.

0

4

Эта пиратша родилась со мной в один день!!! :tooth:

Энн Бонни (Anne Bonny) родилась 8 марта 1700 года в маленьком городке недалеко от Корка в Ирландии, где ее отец Эдвард Кормак служил адвокатом. Пикантность ситуации состояла в том, что она не была его законной дочерью, что, похоже, опровергает старинную английскую поговорку, гласящую, что "незаконнорожденные дети - самые счастливые". Она была ребенком, подаренным ее отцу служанкой, связь с которой он, впрочем, ни от кого не скрывал.

Когда Энн родилась, разразился скандал, инициированный его женой в результате которого Эдвард потерял свою клиентуру. Вместе с этой служанкой и Энн он сел на корабль, отправлявшийся в Каролину.
Сначала он зарабатывал на жизнь, работая адвокатом, но, занявшись вскоре торговлей, добился в этом новом для себя деле таких больших успехов, что смог приобрести весьма обширную плантацию. Его служанка, которую он продолжал выдавать за жену, умерла, и вдовец переложил все заботы о хозяйстве на плечи своей дочери Энн.
Надо сказать, что девушка имела крутой нрав и была очень смелой. Когда впоследствии ее осудили, пираты выложили на процессе множество историй, большинство которых было не в ее пользу. Рассказывали среди прочих фактов, что однажды, занимаясь хозяйством своего отца, она так сильно рассердилась на одну английскую служанку, что убила бедняжку прямо на месте кухонным ножом; или еще одна некрасивая история: молодого человека, осмелившегося подойти к Энн слишком близко против ее желания, она искусала так жестоко, что он еще долго не мог оправиться от ран.
Пока Энн жила в доме своего отца, она считалась хорошей партией, и он уже подыскивал ей выгодного жениха. Но она сделала его несчастным, выйдя тайно замуж за Джеймса Бонни, простого матроса, не имевшего в кармане ни одного пенни. Отец был настолько взбешен поступком дочери, что выгнал ее из дома навсегда. Молодой человек, который полагал, что провернул выгодное дело, женившись на богатой девушке, был сильно разочарован. Скрываясь от разгневанного отца молодоженам ничего не оставалось, как сесть на корабль, отправлявшийся на остров Нью-Провиденс, где Джеймс намеривался найти работу.
Прибыв на место она быстро сошлась с богатым плантатором Чайлди Байярдом. Однако, вскоре произошла безобразная история в результате которой Энн оказалась замешанной в убийстве кузины губернатора Ямайки. Энн бросили в тюрьму, правда не надолго. К счастью для нее, Чайлди не поскупился на солидную взятку, чтобы вызволить ее оттуда. Вместе с ним Энн совершила несколько торговых поездок по Новому Свету.
Через некоторое время она стала тяготиться обществом Байярда. В мае 1719 года она познакомилась в одной из таверн с пиратом Джеком Рекхэмом, который начал оказывать ей постоянные знаки внимания. Он был очень любезен с ней и постепенно убеждал ее покинуть Чайлди, что она и сделала в конце концов. Энн Бонни переоделась в мужскую одежду и последовала за Рекхэмом, который взял ее с собой в море. Через некоторое время она обнаружила, что ждет ребенка, и, когда подошел срок, Рекхэм высадил ее на Кубе, поручив нескольким своим друзьям позаботиться о своей подруге. Наконец Энн Бонни разрешилась от бремени, но морские приключения не прошли даром и ребенок, родившийся анацефалом, умер через несколько часов. Чтобы скорее забыться от постигшего ее несчастья, она вновь ушла в море вместе с Рэкхемом.
Когда везде был опубликован указ короля, в котором он прощал тех пиратов, которые прекратят разбойничать, Рекхэм подчинился его условиям и расстался с пиратским ремеслом. Но через некоторое время, нанявшись к губернатору Роджерсу, чтобы выйти в море против испанцев, он и его товарищи взбунтовались и захватили губернаторский корабль. Произошло это скорее по вине самого губернатора. Последний был человеком вздорным и крайне подозрительным. Он стал подозревать, что Энн и Рекхэм составили заговор против него с целью его убийства. В качестве наказания он заставил Рекхэма выпороть свою "супругу". Экзекуция свершилась. Оскорбленные таким обхождением, Энн и Рекхэм теперь уже действительно составили заговор и осуществили его. Они опять принялись за старое.
Энн Бонни, как всегда, сопровождала его и не раз доказывала своему другу, что никому не уступит в смелости и умении драться. Волею случая они были захвачены в море пиратами под предводительством Мери Рид. Между ними случилось недоразумение, впоследствии переросшее в крепкую дружбу. Поскольку я уже описал эту часть жизни Энн в рассказе о Мери Рид, то повторять ее здесь еще раз не буду.
В октябре 1720 года Мери, Энн и Рекхэм все же были пойманы губернатором Ямайки Лоусом. В том бою она, Мери Рид и капитан Рекхэм были единственными, кто осмелились остаться на верхней палубе.
Отец Энн Бонни был известен как честный человек в кругу благородных людей, имевших свои плантации на Ямайке. В связи с этим многие, вспоминая Энн Бонни в его доме, старались оказать ему какие-нибудь услуги. Но непростительная ошибка, которую она совершила, бросив своего мужа и последовав за пиратом, еще более усугубила ее преступление против общества. Когда Рекхэм был приговорен к казни, ему разрешили в виде величайшей милости увидеться с Энн Бонни, но вместо утешения перед смертью она сказала своему другу, что он вызывает у нее негодование таким жалким видом. "Если бы вы дрались как мужчина, то вас бы не повесили, как собаку!"
Вскоре в заключении умерла Мери Рид. Энн Бонни находилась в тюрьме до наступления срока очередных родов. Ее казнь все время откладывалась, и, в конце концов, приговор так и не был приведен в исполнение. Дело в том, что Энн Бонни внезапно и загадочно исчезает из официальных записей. Существует несколько гипотез о ее дальнейшей судьбе. По одной из них, она ушла вглубь американского материка в составе одной из экспедиций, где вскоре умерла от болезни. По другой - она вновь связалась с пиратами и погибла в одной из абордажных схваток. Существует также гипотеза, что она якобы вернулась в Ирландию.

0

5

Извините,что не по фильму(те кого это обидело)
НО настоящие пираты тоже очень интересные.
Не сдержалась,потому что люблю пиратов с детства,и мечтала стать пиратом.
:agronom:
Прошу не судить о мне по моим интересам. ugu

0

6

Народ!!!
Не оставляйте без внимания мою премьерную страничку.
Может она плохая или (вдруг) хорошая!!!
Я не обижусь,если вы скажете что думаете!!! :rolleyes:

0

7

OrlandomitLiebe
только сейчас прочитала все это...спасибо за инфу. На самом деле это очень интересно. Особенно про женщин. А еще есть?

0

8

Да.Если надо могу написать ещё :strong:

0

9

давай, мне интересно!

0

10

Женщины-пираты на протяжении веков и до наших дней действовали беспощадно и были неуловимы.
Спецслужбы бессильны перед дамами.
Женские увлечения

Преемницей Альвильды стала французская графиня Жанна де Бельвиль-Кпассен.
В ходе Столетней войны ее мужа, знатного сеньора Мориса де Бельвула оклеветали, обвинив в измене и в1430 г. казнили, Жанне тогда было 29 лет. Она поклялась жестоко отомстить клеветникам и французскому королю. Продав все имения, Жанна приобрела три бригантины, укомплектовала команду, посадила в корабли отряды своих вассалов и отправилась в проливы Ла-Манш и Па-де-Кале. В течение четырех лет эскадра графини крейсировала в проливах, безжалостно топя и сжигая все суда французского флага. Кроме морского разбоя, ее летучие отряды высаживались на берег и нападали на замки и поместья тех, кого графиня считала виновной в гибели мужа. Поймав такого сеньора, она подвергала его мучительной смерти, а имение сжигала. В проливах во время рейдов ее флотилии не рисковали появиться французские торговые и одиночные торговые корабли. Жанна проявила дар талантливого флотоводца, побеждая во многих стычках даже превосходившие ее силы французов. И ушла непобежденной, уведя свою флотилию в Средиземное море, где обосновалась на одном из островов.

Через сто лет после Жанны в районе ее пиратских действий появилась флотилия другой аристократки, матери британского лорда Джона Киллигру, которая руководила пиратами до своей гибели в 1550 г. На путь свекрови стала жена ее сына, леди Элизабет Киллигру. И 1560 году четыре тридцатипушечных бригад под ее командованием блокировали судоходство в Ла-Манше, перехватывая торговые суда, независимо от их государственной принадлежности. После ограбления команда и пассажиры поголовно уничтожались, корабли топились. Так продолжалось несколько лет, и никто не подозревал, что юная красавица, возглавлявшая безжалостных пиратов, на самом деле - супруга достопочтенного лорда Джона Киллигру.

В конце концов, на поиски пиратской флотилии была послана королевская эскадра, которая после жестокого боя и уничтожила её. Пленные пираты были повешены, а леди
Элизабет погибла во время боя.

Огненная Грейс
Прошло еще 30 лет, и в проливах, а также в Бискайском заливе стала крейсировать флотилия другой английской аристократки, леди Грейс Барки, супруги лорда Говарда Барки. Повальное увлечение тогдашних леди пиратским промыслом не может не поражать! Но в отличие от своей предшественницы леди Грейс никогда не посягала на суда соотечественников, беспощадно грабя все остальные. Правящая в то время британская королева Елизавета I, учитывая флибустьерские успехи леди Грейс, попыталась склонить ее к государственному, так сказать, пиратству. Существовал тогда такой институт, называвшийся каперством. В сущности, каперы были теми же пиратами, действовавшими на свой страх и риск, но числившимися на королевской службе. Королевские пираты, имея официальный патент, атаковали любые корабли кроме отечественных. А добычей делились с казной своего государства.
Однако леди Греис делиться была не намерена и категорически отвергла королевский патент. Тогда королева Англии приказала изловить пиратскую королеву. Что и выполнили, и посадили ее в Тауэр, где леди Греис томилась около года. После чего была освобождена под поручительство супруга, лорда Говарда Барки.

Но вольная жизнь флибустьеров уже проникла в кровь и плоть леди Греис. И она попрала честное слово мужа, сбежав к своему возлюбленному, богатому британскому барону. С ним снарядила два корабля и направилась к африканскому побережью. Там и и бороздила океан в поисках добычи. Угомонилась, лишь, когда узнала о смерти супруга, вернулась в родовое гнездо, была прощена Елизаветой и скончалась в своей постели в 1603 г., почти одновременно с королевой.

0

11

Кровожадные парочки
В те же времена, но в другой, акватории Атлантического океана пиратствовал англичанка Мэри Линцсей, любовница и соратница капитана Эрика Кобхема. У их бригантины было несколько тайных убежищ на канадском побережье, из которых и совершались нападения на суда, перевозившие меха в Европу. Эта парочка также отличалась особой кровожадностью - они никогда не оставляли в живых свидетелей их злодеяний. Перегрузив меха на свою бригантину, они топили или сжигали захваченный корабль вместе с его командой. А Мэри даже перещеголяла своего любовника патологической страстью к убийствам. Она самолично рубила руки несчастным, прежде чем спихнуть их за борт. А однажды всыпала яд в пищу пленных матросов и пассажиров. Скопив значительные богатства, в первой половине XVIII в. Эрик и Мэри приобрели огромное поместье неподалеку от французского порта Гавра. Они так и не поженились официально, а Эрик завел домашний гарем из нескольких француженок. Мэри не вынесла его демонстративных измен и, приняв для верности яд, бросилась со скалы в море вблизи своего поместья. Третьим основным районом мирового пиратства и в наши дни по праву считается акватория Юго-Восточной Азии, где морские разбойники действовали с незапамятных времен. В начале XIX в. неофициальным королем флибустьеров считался китаец Чэн И. Его флот насчитывал почти 300 больших и малых парусных и гребных джонок, разделенных на 6 эскадр. Большие джонки могли нести до тридцати пушек. Жена пиратского короля Сяо Чэн И была его главным помощником во всех делах и не раз заменяла в командовании кораблями и даже эскадрами. Поэтому когда в 1807 г. Чэн И погиб в бою,его вдова заявила командирам эскадр, что отныне пиратским флотом будет командовать она. И, поскольку Сяо славилась непреклонным и даже жестоким нравом, почти все командиры согласились стать под ее руководство. А несогласных быстро переловили и казнили. Сяо произвела ряд усовершенствований в организации своего флота. Она увеличила его состав до 800 судов, половину из них составили пушечные джонки. На борту этой армады находились почти 70 тыс. матросов и солдат из абордажных отрядов. Флагманская джонка Сяо несла 38 пушек (вооружение солидного фрегата), часть которых стреляла 24-фунтовыми ядрами. Китайский император неоднократно пытался уничтожить эскадры Сяо. В 1806 г. он послал мощный флот в район действий пиратов. Сражение длилось почти сутки, в результате императорский флот был разгромлен, Сяо заманила его в ловушку, приказав трем эскадрам имитировать бегство и напав на растянувшиеся в погоне корабли. После этого император приказал своему лучшему адмиралу Лин Фа собрать все боеспособные корабли и любой ценой разгромить пиратский флот.
Но и вторая попытка не увенчалась успехом. Воспользовавшись штилевой погодой, когда большие парусные корабли были обездвижены, Сяо послала в атаку свои гребные суда. Многие из них были расстреляны в упор, но уцелевшие бесстрашно шли на абордаж, и большая часть императорского флота погибла. Не сумев справиться с королевой пиратов силой, пекинский Двор пошел на подкуп ее сподвижников. Им было обещано полное прощение всего содеянного и большое вознаграждение каждому, кто добровольно сложит оружие. И, поскольку император твердо выполнял свои гарантии, один за другим командиры пиратских флотилий со своими экипажами уходили от Сяо. В результате у нее осталось дюжина джонок и около 200 самых преданных соратников. И Сяо увела их в лабиринты Малаккского архипелага, где они и разбойничали еще несколько лет, пока Сяо не погибла при очередном абордаже.

Неуловимая Мадам Вонг

Через 200 лет после смерти первой китайской королевы пиратов в тех же водах, где разбойничали ее флотилии, появилась вполне достойная продолжательница ее дела, по праву завоевавшая такой же титул. В какой-то мере их судьбы схожи. Бывшая танцовщица кантонского ночного клуба по имени Шан, славившаяся как самая обольстительная дива Китая, вышла замуж за не менее известного человека. Его звали Вонг Кунгким, он был крупнейшим пиратским атаманом в Юго-Восточной Азии, начавшим грабить торговые суда еще в 1940 г. Несмотря на военные времена, его промысел шел вполне успешно, и к 1946 г., по данным сингапурских спецслужб, он располагал капиталом в 10 млн. фунтов стерлингов. Его жена, Мадам Вонг, как ее звали друзья и недруги, была верной подругой и умной помощницей пирата во всех его операциях. Но, когда в 1946 г. он был убит, два его главных соратника пришли к вдове и предложили ей отступное за то, что она полностью устранится от их промысла. Мадам Вонг в ответ вытащила свой браунинг и пристрелила обоих. С тех пор ее власть над пиратами была непререкаемой. Первой ее самостоятельной операцией стало нападение на голландский пароход "Ван Хойц", который был взят на абордаж ночью на якорной стоянке. Кроме захвата груза были обобраны все, кто оказался на борту. Добыча Мадам Вонг составила более 400 тыс. фунтов стерлингов. Сама она редко принимала участие в налетах и в таких случаях всегда была в маске. Полиция прибрежных стран, зная, что пиратами руководит женщина по имени Мадам Вонг, не могла опубликовать её портрет что сводило на нет возможность её поимки. Было объявлено, что за ее фотографию на - значается премия в 10 тыс. фунтов, а тот, кто поймает или убьет Мадам Вонг, может назвать сумму вознаграждения, и власти Гонконга, Сингапура, Тайваня, Таиланда и Филиппин гарантируют ему выплату такой суммы. И однажды начальник полиции Сингапура получил пакет с фотоснимками, на котором было написано, что они имеют отношение к Мадам Вонг. Это были фотографии двух китайцев, разрубленных на части. Надпись гласила: "Они хотели сфотографировать Мадам Вонг". В начале 50-х гг. ее основной флот состоял из 9 японских торпедных катеров, от которых не могли уйти торговые суда. Но и кроме атак Мадам Вонг применяла тактику захвата таких судов, так сказать, изнутри. Однажды 16 пиратов стали пассажирами сингапурского парохода "Конг Фейг" и ночью овладели им. Тут подоспели катера Сяо, перегрузили содержимое трюмов и сняли своих людей, которые уже обчистили судовую кассу и кошельки команды и пассажиров. Добыча превысила 300 тыс. долл. По данным полиции, Мадам Вонг уже в те времена посещала Токио, Сингапур, Макао и Манилу, где собирала ин формацию о рейсах торговых судов, встречалась с потенциальными покупателями похищенных грузов. Но и, кроме того, предавалась своей единственной страсти - играм в казино. А поскольку никто не знал ее в лицо, " то визиты были вполне безнаказанными. Хорошо натренированные ее помощники действовали самостоятельно и без сбоев. Любой из них знал, чем рискует, если провалит задание. Среди методов Мадам Вонг был и открытый шантаж. Она требовала немалые суммы от судовладельцев за безопасность определенного рейса их кораблей. И они платили безропотно. Особенно после того, как пароходная компания "Куангси", отказавшаяся уплатить 150 тыс. долл. за годовую безопасность своих рейсов, потеряла танкер, подорвавшийся на мине, а грузопассажирское судно было сожжено. В 1963 г. японская полиция подкупила одного из ближайших помощников Сяо и договорилась с ним о встрече в Кобе. Он обещал раскрыть основные секреты королевы флибустьеров и местонахождение ее укрытий. Его доставили в назначенное место в условленное время, но с вырванным языком и отсеченными руками. Контрразведка Мадам Сяо действовала надежно и беспощадно.
Тем временем она сама не только разбойничала, но и не упускала малейшей возможности приятно провести время. Когда в июне 1962 г. вице-президент Филиппин устроил прием в своем дворце, среди именитых гостей была мадам Сенкаку, представленная как японская банкирша. Она весь вечер не отходила от игорного стола, хладнокровно проигрывая огромные суммы. Вице-президент сделал ей комплимент: "Так играть могла бы разве что сама Мадам Вонг". Да рассмеялась: "Разве я на нее похожа?" А через неделю вице-президент получил письмо, в котором была благодарность за приятно проведенный вечер. Подписано:"Мадам Вонг"! По данным японской полиции, к концу 60-х гг. прошлого века флот королевы флибустьеров насчитывал около 150 быстроходных катеров, треть которых была вооружена скорострельными пушками. В экипажах служили до 8 тыс. матросов и штурмовиков. Однако уже в 70-х гг. сведения о действиях этого разбойничьего флота перестали поступать в полицию стран Юго-Восточной Азии.

Пиратство там отнюдь не прекратилось, но Мадам Вонг к его проявлениям отношения уже не имела. По непроверенным данным, она распустила экипажи катеров, распродала их и скрылась.

0

12

Одной из первых женщин-пиратов была готская принцесса Альвильда, жившая около 800 года. Отец хотел выдать ее замуж за датского принца Альфа. Альвильда убежала из дома, взяв с собой служанок. Она снарядила корабль и занялась пиратством. Все воины на борту корабля Альвильды были женщинами. Однажды они встретились с другим пиратским кораблем и занялись разбоем вместе. Долгое время они грабили и топили торговые суда у побережья Дании. Принц Альф решил уничтожить пиратов. Он отыскал корабль Альвильды и атаковал его. Датчане превосходили числом пиратов и без труда захватили судно. Альвильду привели к Альфу. Пораженный принц взглянул на нее и сразу же предложил руку и сердце. Альвильда ответила согласием.

0

13

Ну как????????????????????????????????????????????????????

0

14

:strong: Найти в инете чтото приличное и стоющее ой как тяжело!

0

15

OrlandomitLiebe написал(а):

Она самолично рубила руки несчастным, прежде чем спихнуть их за борт.

вот она женская жестокость. Большой поклон бесстрашным пираткам!
Слушай, а ты текст сама набираешь?

0

16

OrlandomitLiebe написал(а):

Найти в инете чтото приличное и стоющее ой как тяжело!
Подпись автора

Верю, за это тебе отдельное большущее спасибо. Я когда читаю такие истории - дух захватывает. И почему я  живу не в те времена?

0

17

Нет,я нахожу в инете.А некоторые сама дописываю,то что знаю.

0


Вы здесь » "Черная Жемчужина" » Немного истории » Решла добавить несколько имён